Мужество на войне

СУХИМ и жарким стоял август 1944 года на юге Украины. В бесконечном голубом небе над передним краем часто повисали «рамы» — немецкие самолеты-разведчики, наблюдавшие за нашей стороной, да хлестали по ним зенитки.

СУХИМ и жарким стоял август 1944 года на юге Украины. В бесконечном голубом небе над передним краем часто повисали «рамы» — немецкие самолеты-разведчики, наблюдавшие за нашей стороной, да хлестали по ним зенитки. Только по ночам, скрывавшим передвижение войск и переброску техники и боеприпасов, пылили разбитые фронтовые дороги. Уже несколько дней немецкие и наши войска стояли в обороне

Главные силы группы немецких армий, которые именовали себя «Южная Украина», располагались в районах Ясс и Кишинева. Насчитывалось здесь 50 дивизий. Немцы, придавая очень большое значение этому участку фронта,— надо было во что бы то ни стало удержать Румынию с ее богатыми нефтеносными районами и сохранить своих союзников по войне на Балканах — сильно укрепили передний край, создали мощную, глубоко эшелонированную оборону с многочисленными заграждениями н минными полями.

С севера над этой немецкой группировкой нависали войска Второго Украинского фронта, с юга —; Третьего Как раз за день до того, как этому фронту была поставлена задача прорвать оборону противника и, развивая наступление, окружить немецкие и румынские армии, на исходный рубеж атаки выдвинулась Шестая танковая армия, в которой служил младший сержант Александр Монахов.

Как н все солдаты, догадывался и он об этом большом плане, точно знал и свою боевую задачу.

Сосредоточенные, суровые лица танкистов. Не до шуток, не до сказок Разве забыть эти мгновения и минуты, томительные и длинные, как вечность. Вся прожитая жизнь проходит перед глазами, воскрешается все самое дорогое сердцу. И почти, как всегда, мысль оборвал залп Мощная артиллерийская, минометная, авиационная обработка немецких оборонительных линий. В прорыв вводится танковая армия.

В грохоте, дыму, пыли, кажется, потонуло все. Только надрывается и вздрагивает от выстрелов Т-34, слышится металлический скрежет от раздавленных гусеницами орудий и пулеметных точек. В амбразуре — лишь кусочек земли с бегущими в панике немецкими солдатами, а в ушах охрипший голос командира: «Огонь!».

Шестая танковая армия генерал-лейтенанта Кравченко в стремительном наступлении, с жестокими боями преодолевала за сутки по 30—40 километров. Позади остались многие освобожденные населенные пункты, форсированы речки, взяты господствующие высоты, уничтожены укрепленные оборонительные линии.

Спасая положение, немцы бросили в бой свои резервные танковые силы, но они были смяты танками Шестой армии. В этом танковом сражении, развернувшемся на молдавских виноградных плантациях, танки противника уничтожались не только орудийным огнем, но и в лобовой атаке.

Восемь дней и ночей длилось наступление — рывок к границам Румынии, пока подвижные танковые армии Второго и Третьего Украинских фронтов не соединились за Кишиневом на реке Пруте и не замкнули кольцо. Здесь, на этой реке, был и Александр Монахов.

Началось уничтожение 22 окруженных дивизий, а танкисты на своих продымленных, израненных осколками, с вмятинами на броне от пуль н снарядов тридцатьчетверках вместе с другими подвижными соединениями уже врывались в села и города Румынии, Болгарии, Чехословакии, Венгрии, освобождая народы этих стран от фашистских захватчиков. Никогда не забыть тяжелые бои, которые развернулись по ликвидации окруженной группировки в районе Будапешта. В одном из боев на Веигеро-Чехословацкой границе Монахова тяжело ранило: разорвавшаяся мина оторвала кисти обеих рук.

Потом больше двух лет — в военных госпиталях. Сложные н мучительные пластические операции. Забинтованные руки и никогда не покидавший его вопрос: как жить? Ведь было-то ему всего только двадцать лет!

В госпитали к тяжело раненным приходили шефы Рассказывали обо всем, старались помочь, вселить веру в то, что можно и надо жить. Приходили на встречи и люди с трудной судьбой Организовывались беседы на темы, которые могли вселить надежду. По чьей-то просьбе читался даже популярный курс по пчеловодству. Вел его известный пчеловод, автор многих книг А. Н. Брюханенко. И больные, вчерашние солдаты, забыв о войне и ранах, вспоминали детские Смешные истории, связанные с пчелами, говорили о меде (его тогда широко применяли при лечении незаживающих ран), тут же пробовали его.

Наверно, с легкой руки превосходного лектора, доброго человека, влюбленного в пчеловодство, и выбрал А. И. Монахов для себя Битцевский пчеловодный техникум, когда уже после госпиталя решал свою судьбу.

Годы учебы, практика — все это было намного труднее, чем у всех Но поддержка и внимание друзей помогали, придавали силы, окрыляли.

Потом зоотехническая работа в Татарии, учеба в сельскохозяйственном институте, ответственная должность начальника Татарской республиканской конторы пчеловодства. И вновь наука, теперь уже самостоятельные исследования медоносных ресурсов Татарии и путей их использования. Они потребовали многих лет упорного труда, и как всегда и во всем для него — воли и мужества.

В кандидатской диссертации, блестяще им защищенной, он доказал необходимость создания в республике десяти специализированных пчелосовхозов, обосновал экономическую целесообразность строжайшей охраны естественных медоносных богатств Поволжья и возможность рубки липы в эксплуатационных лесах только в возрасте старше ста лет.

Александр Иванович Монахов, уже 25 лет отдавший отрасли, ныне возглавляет Орловскую опытную станцию пчеловодства.

И. ШАБАРШОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *