О ЗАЛЕТАХ ТРУТНЕЙ В ЧУЖИЕ УЛЬИ

К ВОПРОСУ О ЗАЛЕТАХ ТРУТНЕЙ В ЧУЖИЕ УЛЬИ

Лауреат Сталинской премии И. А. ХАЛИФМАН

 

И. П. Ливенец в статье, опубликованной в № 1 журнала «Пчеловодство» за 1951 г., указал, насколько широко распространено мнение о том, что взрослые трутни совершенно лишены «чувства дома», нисколько не привязаны к гнезду и свободно «кочуют» из улья в улей Стоит указать, что одним из важных соображений, на первый взгляд, как бы подтверждающих правильность этого мнения, считается поведение сторожевых пчел, которые не препятствуют проникновению чужих трутней в гнездо

К ВОПРОСУ О ЗАЛЕТАХ ТРУТНЕЙ В ЧУЖИЕ УЛЬИ

Лауреат Сталинской премии И. А. ХАЛИФМАН

 

И. П. Ливенец в статье, опубликованной в № 1 журнала «Пчеловодство» за 1951 г., указал, насколько широко распространено мнение о том, что взрослые трутни совершенно лишены «чувства дома», нисколько не привязаны к гнезду и свободно «кочуют» из улья в улей Стоит указать, что одним из важных соображений, на первый взгляд, как бы подтверждающих правильность этого мнения, считается поведение сторожевых пчел, которые не препятствуют проникновению чужих трутней в гнездо

 

Между тем сторожевые пчелы, как известно, не препятствуют проникновению в гнездо и чужих маток и чужих пчел, если только это не «воровки». Следовательно, отношение пчел-стражи к чужим трутням ни о чем не говорило бы, если бы даже специальные наблюдения подтвердили, что трутни, действительно, беспрепятственно проникают в любое пчелиное гнездо.

Часто высказывается мысль о том, что блуждание взрослых, зрелых трутней по чужим ульям не случайно, чго таким образом разнообразится состав трутней в гнездах и увеличиваются шансы на неродственное оплодотворение матки.

Однако уже в 1949 г. в одном из опытов, проводившихся на пасеке экспериментальной базы Всесоюзной академии с -х. наук имени Ленина (ВАСХНИЛ) «Горки Ленинские», были получены данные, которые позволили предположить, что трутни тоже привязаны к местоположению своего гнезда. Из некоторых итогов этого опыта следовало, между прочим, что степень привязанност I трутней к своему гнезду обусловлена влиянием семьи — кормилицы Для проверки этих выводов ? 1950 г. был проведен специальный опыт.

На той же пасеке в Горках: Ленинских 16 мая была сформирована семья, составленная из покрытых пчелами трех рамок печатного и открытого пчелиного и трутневого расплода, взятых из семьи № 51 и трех таких же рамок (в том число одной с печатным маточником семьи № 4. Кроме того, в улей были поставлены одна рамка с медом и пергой и одна рамка суши с водой, налитой в ячейки. Новой — сборной семье был присвоен № 51/4/С

Взрослые пчелы и трутни, перенесенные на рамках в новый улей, установленный на другом конце пасеки, вернулись в свои семьи за №№ 51 и 4. В новой сборной семье остались только молодые нелетные пчелы. Их состав вскоре начал пополняться новыми выходящими чз ячеек пчелами, выкормленными еще в семьях за №№ 51 и 4. Их старшие сестры, находившиеся в возрасте воспитательниц, ведущих выкормку личинок старшего возраста, докормили расплод, выкармливание которого начато было в семьях №№51 и 4, а еще более взрослые пчелы » возрасте кормилиц, ведущие выкормку молодых личинок молочком, снабжали секретом своих кормовых желез личинок, выходивших из яиц, засеянных матками семей №№ 51 и 4.

22 мая из маточника вышла матка. При осмотре 25 мая в новой семье отмечено большое число молодых пчел и трутней, вышедших из ячеек, а при осмотре 10 июня в ячейках обнаружены яйца нового засева и молодые личинки из яиц новой матки.

К этому времени в числе трутней новой семьи были трутни:

а)    полностью выкормленные в семьях № 4 и 51;

б)    которых начали выкармливать пчелы семей №№ 4 и 51, а докормил и запечатал смешанный состав пчел тех же двух семей;

в)    наконец, трутни, которые с первого же дня жизни в стадии личинки выкармливались смешанным составом кормилиц из семей №№ 4 и 51, вошедших в сборную семью.

Так как весь трутневый расплод в гнезде дважды (15 и 25 июня) вырезали, то летные, взрослые трутни из засева новой матки могли появиться в семье № 51/4/С не раньше, чем в первых числах августа. Задолго до этого срока — 13 июля в 6 часов вечера, то есть после возвращения взрослых трутней из полетов, с рамок гнезда было снято-400 взрослых трутней. Их унесли в лабораторию и здесь пометили разными красками, разбив на 4 группы по 100 меченых трутней в каждой. После обсушки каждую партию переносили в намеченную для опыта семью и здесь, приподняв холстину потолочины, высыпали на рамки гнезда.

В семью № 4 были помещены таким образом 100 трутней с оранжевой меткой, в № 51—с желтой, в № 33 — с зеленой, в семью № 41 — с синей.

Ульи, в которых обитали перечисленные семьи, расположены на пасеке рядом. Под летки всех четырех ульев были положены доски для учета выброшенных трупов, на случай если бы пчелы не приняли трутней. Эта предосторожность оказалась излишней. При осмотре 14 «юля утром на досках перед ульями трупов меченых трутней не было. Правда, пчелы нередко уносят трупы подальше от улья. Маловероятно, однако, чтобы так обстояло дело во всех семьях. Во всяком случае можно было считать бесспорным, что массового избиения подброшенных трутней не произошло.

 

Последующие два дня были совершенно нелетными, причем за сутки 15 июля выпало около 35 мм осадков.

Днем 16 июля, несмотря на малоблагоприятную погоду, роилась семья № 73, обитавшая в улье рядом с семьей № 4. Рой был снят и вечером засыпан через противо-трутневую решетку в новый улей. В числе оставшихся на решетке трутней было найдено 18 меченых, в том числе 11 с оранжевой, 4 с желтой, 2 с синей, 1 с зеленой метками. Все эти трутни были ликвидированы, хотя правильнее было бы пометить их новой краской, чтобы проследить за ними далее. К сожалению, мысль об этом пришла слишком поздно.

При беглом осмотре семьи № 51/4/С, произведенном 15 июля в 5 часов дня на рамках обнаружено большое количество меченых трутней и особенно много зеленых и синих, что нетрудно было заметить на глаз.

Внимательный осмотр всех 5 семей вследствие плохой погоды удалось провести лишь 22 июля. При этом все меченые трутни были собраны. Итоги проверки показаны в таблице 1.

 Таким образом, в этом опыте, где трутни были насильственно помещены в другие гнезда и где дурная погода на ряд дней задержала их, препятствуя нормальным вылетам, 26% всех переселенных трутней вернулись на старое место.

 

При этом, если обобщить и округлить полученные данные, окажется, что соотношение числа невернувшихся и вернувшихся трутней составляет в семьях №№ 4 и 51 примерно 9:1, а в семьях №№ 33 и 41—1 : 1.

Эти показатели укрепили нас в мысли, что происхождение яйца и кормилиц, воспитывающих трутневый расплод, существенно влияют на поведение трутней, взятых в опыт.

 

Чем же другим можно объяснить причину, почему в семьях №№ 4 и 51 остались примерно 90% перенесенных сюда трутней, а в семьях №№ 33 и 41 только 50%?

Сопоставляя поведение трутней с оранжевой и желтой меткой с поведением трутней с зеленой и синей метками, можно притти к выводу, что определяющим оказалось в данном случае влияние пчел-кормн-лиц, передавших своим выкормышам вместе со скормленным им молочком, а затем и медом с пергой привязанность к гнезду.

Пока трутни находились в гнезде сборной семьи № 51/4/С, где они вышли на свет, поведение их определялось инстинктами летной ориентировки, приводившими их из полета к летку, из которого они всегда вылетали. Едва они оказались помещенными в материнские семьи № 4 И 51, в управление их поведением оказался включенным новый фактор — наследственная, «кровная» привязанность к выкормившему и воспитавшему их гнезду, и подавляющая часть трутней прижилась в родственных им гнездах.

То обстоятельство, что относительно большая часть меченых трутней (50%) осталась в чужих для них семьях №№ 33 и 41, может быть предположительно объяснено определенной степенью расшатанности их наследственности, ослабления инстинкта. Причина этого кроется возможно в смешанном составе кормилиц.

Данные описанного опыта были еще раз подтверждены повторением его с другими трутнями той же семьи № 51/4/. Опыт был повторен 8 августа, причем на этот раз в опыт взяты были трутни засева матки новой семьи, выкормленные их же сестрами. Помеченные светлозеленой меткой 100 трутней перенесены были снова в семью № 51, 100 — с карминной меткой — в соседний улей № 44/Ш, и 100 сиреневых — в семью № 60 с неплодной маткой.

 

В этом опыте подавляющее большинство— 76%—трутней, перенесенных в чужие ульи, вернулись в свое гнездо. В предыдущем опыте пропало всего 17% трутней, взятых под наблюдение (от 5 до 31 по разным группам), в данном опыте 14— 15%. Разница в колебаниях по по-вторностям может быть объяснена тем, что в последнем случае все трутни были выкормлены пчелами уже более или менее прочно сложившейся семьи, и очевидно, также и тем, что в данном случае во всех трех повторностях опыта трутни были помещены для них в чужие семьи, тогда как в первом опыте чужими были только две из четырех взятых под наблюдение семей.

Следует особо отметить, что в повторном опыте из семьи № 51 вернулись в свое гнездо 77% трутней, тогда как в первом опыте из этой же семьи № 51 вернулись в сборную семью № 51/4 только 10% трутней. В этих показателях нет никакого противоречия: во втором случае в опыт были взяты трутни, выкормленные новым поколением пчел —-потомством матки № 51/4. Для них семья № 51 не была теперь уже ни материнской ни кормилицей.

Таким образом итоги обоих опытов позволяют считать, что состав пчел кормилиц определенно влияет на силу привязанности трутней к гнезду.

Было бы очень важно вниматель-нейше проверить этот вопрос и на матках, залеты которых в чужие ульи доставляют так много огорчений пчеловодам. Если бы оказалось, что и у маток привязанность к местоположению гнезда воспитывается составом пчел кормилиц, вопрос о борьбе с ошибочными залетами маток в чужие гнезда удалось бы решить легко и быстро.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *