ОБРЯДЫ И ПОВЕРЬЯ В НАЧАЛЕ ГОДА

ОБРЯДЫ И ПОВЕРЬЯ В НАЧАЛЕ ГОДА

До празднования святок, которое начиналось в сочельник, обычно постились. С появлением первой звезды на востоке, которая указала дорогу волхвам в Вифлеем, где родился Иисус Христос (сравни появление Сириуса у древних египтян), садились за стол. На окна выставляли зажженные свечи, что служило знаком готовности при-^^іять Деву Марию, идущую в Вифлеем. ~ Торжественный семейный ужин после произнесения молитвы изобиловал различными напитками, пирогами, рыбными и мясными блюдами. Почетное место на столе многих горожан занимал запеченный молочный поросенок

ОБРЯДЫ И ПОВЕРЬЯ В НАЧАЛЕ ГОДА

До празднования святок, которое начиналось в сочельник, обычно постились. С появлением первой звезды на востоке, которая указала дорогу волхвам в Вифлеем, где родился Иисус Христос (сравни появление Сириуса у древних египтян), садились за стол. На окна выставляли зажженные свечи, что служило знаком готовности при-^^іять Деву Марию, идущую в Вифлеем. ~ Торжественный семейный ужин после произнесения молитвы изобиловал различными напитками, пирогами, рыбными и мясными блюдами. Почетное место на столе многих горожан занимал запеченный молочный поросенок

Обрядным блюдом у русских, белорусов, украинцев была «богатая кутья» — каша из неразмолотых зерен пшеницы, реже ржи, ячменя, а в городе из риса с черемухой или изюмом, заправленная маслом и медом. В передний угол избы вносили сноп ржи (ячменя, гречихи), перед ним ставили кутью и зажженную свечу. Наиболее полно эти обряды сохранялись еще в середине XIX в в Белоруссии, где помимо указанных обрядовых действий стол застилался сеном, а затем накрывался ска-тертью.

 

Трапеза начиналась с пожелания - хозяина дома: «Дай же, Боже, в добром здоровье си святки провести ще и той рик (год) дождати». После окончания ужина он брал ложку кутьи, подходил к окну или выходил во двор потчевать мороз: «Морозе, морозе, ходи до нас кутьи исти, а коль не йдешь, то не йди и на жито, пшеницю и всяку пашницю». Затем ложку кутьи бросал в потолок, при этом примечал по количеству прилипшей каши, как будут водиться пчелы будущим летом. Кучно лежит содержимое ложки — большие будут рои, разлетится — разлетятся и пчелы. Уходя от стола, все домочадцы оставляли свои ложки в кутье, чтобы могли ею полакомиться души умерших родственников. Считали, что перевернутая к утру ложка указывает на скорую смерть (Н. П. Степанов, 1922).

В семьях украинцев перед праздничным ужином все ее члены становились на колени перед образами и просили Бога о ниспослании хорошего урожая хлебов, благополучия скоту, здоровья себе. Еще Д. К Зеленин (1927) отмечал, что этот праздник в своей основе был посвящен культу предков. Детальный разбор и объяснение обряда проведены В. Я. Проппом (1963). Автор указывает, что кутья, составляющая непременную принадлежность похоронного обряда и поминок, а также используемая на свадьбах, родинах, крестинах, знаменует постоянство возрождения жизни, «извечный круговорот». Ведь зерно, ягода — как семя, из которого вырастает растение, а от него вновь рождается семя. Таким образом, это не просто отдача должного предкам, но и попытка обеспечить плодородие на будущее, сохранить «извечный круговорот». Это очень древний обычай, имевший в прошлом широкое распространение у многих народов.

 

Так, П. В. Шейн (1877), описывая обряды Гродненской губернии, указывает, что при трапезе первую ложку жидких кушаний и первые капли потребляемых напитков выливали на стол для умерших. Аналогично поступали древние римляне, принося жертву обожествляемым предкам — ларам и и пенатам. В честь богов это делали древние греки, да и сейчас этот обычай можно наблюдать в отдельных бурятских семьях. Еще более разителен пример «кормления предков», описанный Л. В. Шапошниковой (1978) у куртов из далекой Индии (он напоминает обряд белорусов). Хозяин дома скатывал из рисовой муки, смешанной с наструганными кокосовым орехом, молоком и медом, шарики — «елаки путту», которые бросал в потолок. Как только шарик прилипал, хозяин называл имя предка, которому он предназначался.

Обрядовое блюдо сочельника из зерна и меда сохранилось и у других народов: в Моравии у ганаков это были оладьи или калачи с медом; у валахов — гречневая каша с медом, ложку этого блюда выносили и скоту; у словаков — облатки с медом (Н. Н. Грацианская, 1975)

В некоторых районах Шотландии в сочельник на стол ставили деревянные чаши с монетами, пуговицами, кольцами, залитыми специальным рождественским напитком соуенс (подвергнутое брожению ячменное зерно с добавлением меда и сливок). Монеты предвещали богатство, кольцо — брак, а пуговица — холостую жизнь (В. В. Руднев, 1990). Напиток включал мед и сливки — символы изобилия, богатства, зависящие от плодородия; это сочетание нашло наибольшее отражение у русских в пасхальном обрядовом блюде — пасхе.

 

Плодородию были посвящены и другие обряды, совершаемые в святки. Так, ряженые дети и молодежь ходили из дома в дом со свечой, освещяиной вифлеемской звездой, и исполняли заклинательно-величальные песни, называвшиеся по припеву колядками, овсенями (таусень, баусень, усень), виноградьями. Да и сами святки у населения юга и запада Руси носили названия коляда, у населения северо-востока — овсеня или таусени (сравни название праздника у мордвы), у литовцев — вечера колядок или блоккова (М. Забылин, 1880). В песнях высказывались пожелания здоровья, богатства.

Иногда участники этих шествий на Украине и Белоруссии часто рядились в козла (козу), русские — в лошадь, то есть животных, символизирующих или обеспечивающих плодородие. Хозяин дома обычно одаривал участников этих процессий. Члены церковных братств Белоруссии во время колядования собирали деньги в пользу церкви или для приобретения воска на братскую свечу, зажигаемую при богослужении в праздничные дни.

В XVII в. обычай колядования был широко распространен на Руси. Хоры государевы, митрополичьи и разных других властей приходили в сочельник к царю, а затем отдельно к царице и патриарху «славить Христа», за что исполнителям жаловали по ковшу крепкого меда и «славленное» — деньги от 12 рублей до 25 копеек в зависимости от важности и значения притча (И. Е. Забелин, 1991).

Обычай украшать елку в доме появился в нашей стране сравнительно недавно, во второй половине XIX в, и был завезен в Санкт-Петербург, а затем в Москву выходцами из Германии. Там он возник в XVI в. и распространился по другим странам в XVIII—XX вв. Возможно, что здесь имеет место пережиток синтеза культов огня и растительности, так как почитание дерева, возжигание огней на нем были известны в обрядах многих народов (С. А. Топоров, Т. Д. Филимонова, 1983). Почитание дерева, очевидно, кое-где сохранилось и поныне. Так, в 80-х г, автор видел в Эстонии огромную сосну с привязанными к ветвям красными тряпочками. Ее старательно обходили прокладчики шоссе, хотя она явно мешала движению. У словенцев и хорват бытовал древний обычай — в Новый год бросать в водоемы горящую свечу, деньги, кусочки обрядовых калачей, чтобы задобрить обитавших в них духов. Если умоешься из этих водоемов, то будешь богатым и красивым (Э. А. Рик-ман, 1983). Этот обряд перекликается
с жертвами, приносимыми источникам воды для обеспечения плодородия.

Святки — это время гадания. Наиболее распространено в России и Германии было гадание по воску (парафину, олову). Расплавленный воск выливали в воду, где он затвердевал. Затем его осторожно вынимали из сосуда и укладывали на дно перевернутой тарелки. При боковом освещении и вращении последней рассматривали образовавшиеся тени на белом фоне стены, По возникшим фигурам делали заключение о своей судьбе в текущем году. При гадании на суженого в одиночестве в закрытой комнате пристально и долго смотрели в зеркало, по бокам которого ставили две горящих свечи. Этот обычай гадания, вероятно, возник из традиций празднования Навруза. Церковь преследовала гадание, в Потребнике 1639 г. все восколеи и оловолеи названы «чародеями» (М. Забылин, 1880), однако эти обычаи сохранились в народе, а в Москве гадание при помощи воска в ночь с 13 на 14 января (иногда до Крещения) сохранялось до середины текущего столетия.

Начало Нового года на Руси менялось несколько раз. Год начинался 1 марта, когда приступали к сельскохозяйственным работам; в конце XV в. его начало было перенесено на 1 сентября, а затем с 1700 г. указом Петра I — на 1 января. По своей сути это гражданский, а не церковный праздник. Исторически сложившаяся традиция народа отмечать Новый год, перенесенный на период святок, не противоречила канонам церкви. Празднование Нового года, как и Рождества, отмечалось обильным столом. У русских, белорусов, украинцев обрядовыми блюдами, как и при окончании празднеств наступившего года — Крещения, являлась кутья (она могла быть богатой или бедной в Новый год).

Новогодний цикл празднеств сопровождался рядом примет и своеобразных представлений народа. В странах, исповедующих катоАнцизм и протестанство, считали, что пчелы поют в Рождественскую ночь, славят рождение Христа. Согласно «Коляднику», гадальной книге XVI11 в,, если придется Рождество Христово на воскресенье, а также на вторник, среду, то меду будет много, но если на понедельник и четверг, то «меду скудно», о субботе «Колядник» умалчивает. Существует также примета: если в ночь под Рождество метель, пчелы будут хорошо роиться.

По словам А. Ф. Селиванова (1896), сложившийся в результате многолетней деятельности пчеловодов своеобразный молитвенник вроде целого молебна об изобилии и хранении пчел в ульях пчеловода предусматривает: «в вечер пред Рождеством Христовым достань рыбу, щуку живую; голову ее отрежь, икру выйми и сохрани до весны, засушивши» (весной ее скармливают пчелам. — О, Г.), Этим же вечером, ставши посреди пасеки, проговори молитву сию: «Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Як я на сей честный вечер Бога и Пресвятую Божью Матерь достойно хвалю и люблю, так я и вас матко со пчелами люблю! Идите ко мне, рабу Божию (имя), со всех сторон и всех краев до моих ульев и бортей и работайте! Божиею помощью и преподобного Зосима». В тот же вечер наготовь меду сыченного, отрежь вощины съисподу (с нижней части рамки или сота в борти, колоде. — О. Г.), задай дрождями и зако-на покути.

 

Когда будут вечерять, Проговори тайно «Як сего Святаго вечера и весь Христианский мир собирается до святой вечери и, йдучи к ней, радуются богатые и убогие, великие и малые и мирны бывают, так бы и вы, Свиридны и Саи-ридина, были всегда в работах своих Божиею помощью и преподобного Зосима». После вечери пойди на пасеку и ударь покутник (то есть улей, из которого взят мед для кутьи. — О. Г.) пчел, а потом пустой горшок закопай на пасеке под порогом и проговори: «Пускай буде чужим пчелам тяжко, и нападет на них метлица (восковая моль. — О. Г.) и гнилец на тех, которые будут нападать на мою пасеку. Божиею помощью и преподобного Зосима», На Рождество Христово старайся встать рано, прежде всех, запали страст-»^•ную свечку, возьми меду, помажь ульи накрест и проговори: «Як сей мир христианский выйшов рано из мого дому и-прий-шов на пасеку, так бы первее всех из моих ульев выходили рои и садились в моей пасеке. Божиею помощью и преподобного Зосима». На тот же праздник по литургии, идя на трапезу, проговори: «Як сей мир христианский садится ныне до своей трапезы в радости, так бы и рои моих пчел садились в моей пасеке с при-батком. Божиею помощью и преподобного Зосима» (Т. Павлевский, 1899).

Целебные свойства приписывались крещенской воде, набранной в полночь 18 января из рек и ручьев. Ею окропляли ульи во время посадки роя (Г. Д. Рыженков, 1991). «Пред Крещением Господнем святого вечера принеси святую вечернюю воду и держи ее из года в год и той водой окропляй пасеку в каждое первое Воскресенье каждого месяца» (Т. Павлевский, 1899). На Украине давали пчелам пить эту воду с тем, чтобы они лучше роились (А. Ф. Селиванов, 1896; Н. П. Степанов, 1992), Да и сам обряд водосвятия не обходился без продуктов пчеловодства. В XVII е. на Москву-реку собиралось до 400 тыс. человек, сам патриарх раздавал всем, начиная с царя, восковые свечи и совершал «действо по чину»; во время погружения креста в воду, при пении тропаря подносили знамена для окропления.

 

Пчеловоды в день Крещения выходили на открытый воздух с зажженными лучинами и наблюдали за пламенем. Куда направится пламя и полетят искры, с той стороны прилетят пчелы, Весь комплекс обрядов новогодних празднеств, в сущности, является магическим приемом воспроизводства изобилия. Большую роль в них играют продукты пчеловодства, чаще всего мед в обрядовых блюдах, что указывает на древность и священное значение его использования. Несмотря на консервативность, устойчивость обрядов (начало празднования вечером характерно для стран с жлким климатом, а с восходом звезды - с холодным), они изменяются со врем» 1 см и у разных народов приобретают иное смысловое значение. Так, бросание кутьи в потолок при поминании предков превратилось в гадание об изобилии пчел; гадание при зеркале со свечами используют при праздновании Навруза. Рыба как символ плодородия на новогоднем еврейском столе, новогодний карп у немцев, западных славян и икра щуки, извлеченная в тот же сочельник для скармливания ее пчелам с целью усиления их размножения,— как методический прием, бытовавший у русских.

Новогодние обряды  Включают в себя несколько различных приемов (действий) одного и того же смыслового значения: благодарственная молитва и просьба к Богу о даровании благополучия дому, умиротворения предков и изобилия.

Техническое и художественное редактирование В. В. КУЛИКОВОЙ Корректор Э. С. КОРЧАГИНА

Сдано в набор 01 -03 94 Подписано к печати 28 03 94 Формат 70X100 1/16 Печать офсетная Бумага офсетная Усл. пвч л 5,2 Уел кр -отт 9,08 Тираж 90040 экз. Заказ 2270 Цеиа 500 руб

Адрес редакции: 107807, ГСП-6, Москва, Б-78, Садовая-Спасская, 18, Телефон: 207-42-19.

Ордена Трудового Красного Знамени Чеховский полиграфический комбинат 142300 г Чехов Московской области

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *