частые рои, густые меды

Это интересно

«Бог Господь, послав Зосиму в обетованную землю, рек ему: «Зосима! Возьми Свиридина и Свирдину и принеси в землю сию». Так начинается легенда о происхождении пчел на Руси

9(22) декабря пчеловоду предписывалось ... «На Аннино зачатие прийди рано к пчелам, потрогай каждый улей и проговори сии слова: «Свиридин и Свирдина! Анна зачала панну Пресвятую Богородицу, но не сама от себя, а от Духа Свята, так и вы, мои пчелы, зачинайте дело во имя Божие, частые рои, густые меды Господу Богу на хвалу, а мне рабу Божию (имя рек) на пожиток».

Это интересно

«Бог Господь, послав Зосиму в обетованную землю, рек ему: «Зосима! Возьми Свиридина и Свирдину и принеси в землю сию». Так начинается легенда о происхождении пчел на Руси

9(22) декабря пчеловоду предписывалось ... «На Аннино зачатие прийди рано к пчелам, потрогай каждый улей и проговори сии слова: «Свиридин и Свирдина! Анна зачала панну Пресвятую Богородицу, но не сама от себя, а от Духа Свята, так и вы, мои пчелы, зачинайте дело во имя Божие, частые рои, густые меды Господу Богу на хвалу, а мне рабу Божию (имя рек) на пожиток».

Перед рождественской ночью пчеловод вновь шептал над своими ульями: «Як сего святого вечера и весь христианский мир собирается до святой вечери и, идучи к ней, радуются богатые и убогие, великие и малые и мирны бывают, так и вы, Свиридин и Свирдина, были всегда веселы в работах своих. Божиею помощью и преподобного Зосима» (Е. Павлевский, 1899).

Кто же такие Свиридин и Свирдина (Свиридина)? В. В. Иванов и В. Н. Топоров ч (1982) считают, что эти имена обозначали самца и самку. Но откуда пришли такие имена? Почему они встречаются только в легендах и заговорах, бытовавших у нашего народа? При поиске корней слов, послуживших образованию имен Свиридин и Свирдина, прежде всего обращает внимание, что они образованы с помощью суффикса единичности «ин» (подобно словам «воин», «боярин», «славянин») от простонародного имени Свирид (Г. П. Цыганенко, 1989). Происхождение последнего связывают с греческим именем Спиридон или латинским — Спириус — незаконнорожденный (А. В. Суперанская, 1990). Это вполне возможно — ведь многие русские имена были заимствованы из Византии при принятии христианства в 989 г. Однако подобного рода объяснение не проясняет причину использования этих имен в легенде и заговорах о пчелах.

 

Вместе с тем все три слова имеют первоначальный славянский корень «свир». Этот корень сохранился в современном русском языке в словах «свирель», «свиристель», «свиристеть». Аналогичные слова этого корня имеются в сербохорватском (свирати, свирам — играть, гудеть, свистеть) и болгарском (свиркам — свистеть, насвистывать; свиря — играть на музыкальном инструменте, свистеть) языках. Таким образом, слова Сви-ридин, Свирдина должны были обозначать объекты мужского и женского пола, издающие свистящие с шипением и скрипом звуки или способные гудеть.

 

Интересно, что и само слово «пчела» имеет изначальное значение «гудеть» от древне-славянского бък, затем бъчела, бочела. Слова эти возникли в результате звукоподражания, что указывает на их древность. Время их возникновения уходит в эпоху «охоты за медом», когда охотник по звуку, издаваемому пчелами, находил заселенное ими дерево с дуплом и определял, велика ли численность пчел, запасы меда в нем. Да и имя (кличка) человека, занимающегося этим делом,— Свир, Сви-рид, также было, вероятно, распространено в древней дохристианской Руси. Очевидно, закрепленность в сознании народа старого имени и привела к искажению вновь пришедшего с христианством имени Спиридон.

Наряду с понятием «пчела» в славянских языках столь же древним является слово «матка» (уменьшительное от слова мать). В летописи за 1238—1240 гг. можно прочесть, что жители древнерусского города Галича стремились к князю Даниилу «как пчелы к матке» (Н. М. Карамзин). Это указывает на то, что функция пчелиной матки у наших предков не вызывала сомнения Кто выполнял функции самца среди особей пчелиной семьи, долго не было известно. По образу жизни здесь выделялся трутень как особь, питающаяся за счет запасов (труда) пчел. Таково первоначальное значение слова «трутень» у славянских и германоязычных народов, ведущего происхождение от индоевропейского корня «трен» (трон). В русском языке этот корень лежит в основе слов тереть и труд (Г. П. Цыганенко, 1989).

 

Таким образом, если предки славян хорошо представляли себе роль матки, то функция трутня в семье пчел им оставалась неизвестной Отсюда оправдано название матки Свирдиной, хотя умозрительным, домысленным фантазией наших предков было предполагаемое мужское начало семьи пчел — Свиридин Кроме того, Свиридин и Свирдина — имена собственные, должны были отражать непосредственно нечто важное, главное в гнезде пчел, без чего последние не могут существовать. Суффикс единичности, исключительности выделяет эти объекты из общей массы. Ведь недаром Господь просит Зосиму не просто принести пчел, а доставить именно Сви-ридина и Свирдину, чтобы пчелы размножались, водились на Руси.

Не исключено, что Свиридин и Свирдина — это забытые после введения христианства языческие духи или боги — хранители пчел. Отсюда понятно обращение к ним как к «зачинателям дела частых роев и густых медов» и пожелание «быть всегда веселыми в своих работах» Вместе с тем эти образы олицетворены и олицетворение подчеркнуто не только собственностью имен, но и их сходством с человеком — Свиридом.

Значение Свиридина и Свирдины как духов, ответственных за жизнь и работоспособность семьи пчел, с распространением христианства было постепенно утеряно, сохранились лишь их имена и необходимость обращения к ним.

Существование парных божеств, ответственных за состояние, поддержание жизни у тех или иных живых существ, очевидно, было обычным в языческом пантеоне славян. Одними из главних древнейших божеств русов (росов) были Род-Свято-вид — бог плодородия, бог-оплодотворитель, изливающий семя-дождь, и его женские воплощения — Роженицы, которым наши предки еще до Перуна приносили жертвы хлебом, кашей и медом (Б. А. Рыбаков, 1981). Духами — охранителями домашней птицы были Кур и Курка. Наконец, у литовцев бог пчел Бубилос (Бабилос) образовывал пару с женским божеством Аустеей, и не исключено, что он первоначально обозначал пчелу (В В. Иванов и В. Н. Топоров, 1991).

Существование связанных с пчелами богов (духов) в те далекие времена не ограничивалось только упомянутыми Свириди-ном и Свирдиной. В «Велесовой книге», которую некоторые исследователи (Б. Кре-сеня, 1992) рассматривают как книгу жрецов Новгородской Руси IX в., упоминается среди различных божеств славянского пантеона Пчелич (Пшелиц). Однако подлинность самого источника вызывает большое сомнение у специалистов. У угро-финских и тюркоязычных народов, среди которых расселялись и в последующем жили в тесном контакте славянские племена, были свои духи — хранители пчел.

 

У мордвы покровителями пчел были бог неба, солнца, огня и света Нишкепаз и его сестра, богиня судьбы Нишкенде-тейтерь, каждую отдельную семью охраняли духи Нишке-озаисы. У марийцев были бог меда и мать пчел; у удмуртов каждое гнездо пчел охранял свой дух (П. И. Мельников, 1981, и др.). У башкир ответственной за пчел была богиня (П. Рычков, 1768). У тюр-коязычных чувашей верховному богу Султи-Тура подчинялся родитель пчел — Хур Суратакан-Тура, в ведении которого находились духи: ниспосылающий пчелам матку — Ама Пурен; производящий движение пчел — Хумхас; дающий сладость — Пылак Паракан (П. В. Денисов, 1959).

Свиридин и Свирдина могли быть богами (духами), покровительствовавшими размножению пчел на Руси. Ведь они были «зачинателями дела частых роев» от принесенных из Святых Мест в посохе Зосимы Свиридина и Свирдины. Эти образы закрепились в сознании народа, так как в период бортевого и колодного пчеловодства от роения зависело благосостояние пчеловода. Ведь мед и воск были главнейшими продуктами, добываемыми славянами. Второй не менее важной функцией этих духов было обеспечение здоровья пчел, чтобы они были «веселы в своих работах».

Интересно отметить, что народная логика задолго до естественно-научных открытий утверждала наличие в гнездах пчел мужского и женского начала — Свиридина и Свирдины. При этом следует учитывать, что такое представление сохранялось, хотя и шло вразрез с господствующим с античных времен до XVI—XVII вв. мнением о роли матки, как мужской особи — «царе», «короле», поддерживающем порядок и распределение работ в семье пчел. Первое сообщение о пчелиной матке как о самке, откладывающей яйца, было опубликовано в Испании лишь в 1596 г. Льисом Мендесом де Торресом. В 1609 г. Чарлз Батлер в труде «Женская монархия» доказал, что трутни — мужские особи семьи. Детальное описание анатомического строения матки и трутня было сделано в работе Сваммердама (1637—1680), вышедшей через 57 лет после его смерти. О спаривании матки с трутнями впервые сообщил Антон Янша в 1771 г.

Предложенные читателю размышления,— безусловно, гипотеза, которая требует более углубленного изучения. Вместе с тем материал показывает, что сохранившиеся заговоры и легенды являются ценным источником воссоздания духовной жизни наших предков, лучшего осмысления исторических путей развития народа.

О. Ф. ГРОБОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *