КОРМА И НОЗЕМАТОЗ

Научными работниками и пчеловодами-практиками предложено множество различных по составу кормов и кормовых смесей для пчел, основные компоненты которых — углеводы и белки.

Научными работниками и пчеловодами-практиками предложено множество различных по составу кормов и кормовых смесей для пчел, основные компоненты которых — углеводы и белки.

О действии подкормок судили по характеру развития пчелиных семей, их медопродуктивности. О влиянии же качественного состава пищи на возникновение и развитие ноземе-тозной инвазии имеется незначительное число работ, к тому же противоречиво толкующих этот вопрос. Так, по одним данным, сахарно-белковая подкормка способствует острому течению нозематоза. А. Попа (1962) и Ф. Мёллер (1968) указывают на переход скрытой формы нозематоза в острую вследствие недостатке в кормах пыльцы.

В Научно-исследовательском институте пчеловодства с 1970 по 1973 г. изучали влияние алиментарных (пищевых) факторов на нозематозный процесс у пчел нескольких пород.

Работу проводили в лабораториях и на экспериментальной пасеке института. Подопытные и контрольные группы, как правило, состояли из десяти и более пчелиных семей, подобранных по принципу аналогов, то есть одинаковыми были вес массы пчел, количество расплода, возраст маток, количество корма, число и качество сотов, тип улья, естествен ная инвазированность спорами Nosema apis.

 

В лаборатории  опыты ставили на одновозрастных пчелах, полученных термостатированием печатного пчелиного расплода, взятого из семей за один-два дня до его выхода из ячеек.

Подопытным трехдневным пчелам индивидуально скармливали в 33%-ном сахарном сиропе по 200 тыс. спор ноземы, а в контроле чистый сахарный сироп. С первого дня жизни пчелам скармливали цветочные монофлерные меда — акациевый, кипрейный, гречишный и липовый; сахарный сироп, сахарный сироп с добавлением 10, 20 и 40% цельного и сухого коровьего молока и сахарный сироп со свежесобранной цветочной пыльцой в соотношении 9:1.

Учитывали продолжительность жизни пчел в опыте и контроле. Через 12 дней после заражения отбирали пробы пчел для микроскопического исследования с подсчетом спор ноземы в каждой пчеле по своей методике («Ветеринария», 1974 г., № 6).

Результаты лабораторных опытов показали, что белковые добавки — пыльца, молоко — способствовали более интенсивному накоплению спор ноземы, чем чистый углеводный корм — сахарный сироп у пчел всех взятых в опыт пород более высокая интенсивность накопления спор отмечена при наличии в корме цветочной пыльцы, что характернее для серых горных кавказских и итальянских пчел.

 

Мед—липовый, гречишный, акациевый и кипрейный — не оказал существенного влияния на разницу в степени развития нозематоза. Скармливание сухого молока с сахарным сиропом вызвало несколько большее, чем чистый сахарный сироп, накопление у пчел числа спор, но разность оказалась недостоверной.

Данные о продолжительности жизни подопытных н контрольных краинских пчел свидетельствуют о выраженной закономерности повышения жизненности насекомых с введением в корм пыльцы и цельного коровьего молока. Самая короткая продолжительность жизни была у зараженных пчел, питавшихся исключительно углеводной пищей — сахарным сиропом, при относительно небольшом накоплении спор нозеМы.

 

Следовательно, течение болезни у «углеводных пчел» более тяжелое и при лабораторных опытах с различными по качеству кормами имеет смысл основное внимание обращать на такой показатель, как продолжительность жизии пчел. Учет численности спор приобретает первостепенное значение, если корм одинакового качества и выявлена роль других факторов.

Лабораторные опыты показали, что повышение концентрации молона в сахарном сиропе до 20% способствовало увеличению продолжительности жизни пчел, а 40% и более молока в сахарном сиропе вызывали обратное действие. Очевидно, отрицательное действие на жизненность пчел молока в больших концентрациях могло быть обусловлено молочным сахаром — лактозой, которую организм пчелы не может расщеплять из-за отсутствия специфического фермента лактазы.

 

Для проверки этого предположения была поставлена серия лабораторных опытов по содержанию пчел на сахарном сиропе с 5, 10, 20, 50% лактозы. С увеличением концентрации молочного сахара в корме выше 10% продолжительность жизни пчел достоверно сокращалась, а при концентрации 50% составила полтора-три дня против 26—27 дней в контроле. Оказывая неблагоприятное воздействие на организм пчел, лактоза ограничивает возможности увеличения концентрации молока в корме.

Опыты на пчелиных семьях были поставлены в зиму 1971 и 1972 гг. Из всех семей удаляли перговые и медо-перговые соты, оставляя только 8—10 кг доброкачественного меда. Для одной группы корма пополняли чистым сахарным сиропом, а для другой — сахарным сиропом с 10% молока по весу к сахару. Подкормки проводили с 20 августа по 5 сентября.

Благодаря проведенной в весенне-летний период выбраковке опоношенных и старых сотов, двукратной пересадке пчелиных семей в продезинфицированные ульи, полной замене в конце июня маток на молодых одновозрастных, в пробах (по 100 особей от семьи) перед подкормкой и после нозематозных пчел выявлено не было 6—10 сентября из каждой семьи залавливали и метили по 100 молодых пчел. Индивидуально им скармливали споры ноземы в дозе 200 тыс. на пчелу, а после этого выпускали обратно в семьи.

Из серых горных кавказских пчел были сформированы две группы семей с одинаковой степенью естественной зараженности ноземой. В одной группе оставляли в зиму по 244±13 сотен ячеек перги на семью, а во второй удаляли все перговые и медоперговые рамки.

Пробы пчел для исследования на нозематоз и определения газометрическим методом активности каталазы в грудном отделе брали в ноябре, а также за несколько дней до выставки семей из зимовника в марте. По окончании зимовки учитывали количество израсходованного корма, силу в улочках, количество печатного расплода, подмора, степень опоношенности и ряд других показателей. За весну 1972 г. учитывали в семьях количество печатного расплода.

Степень развития инвазии была интенсивнее у пчел четырех пород, получивших в зиму молоко. Экстенсивность инвазии в семьях статистически достоверно различалась лишь у итальянских пчел. Сильнее опоношенными были семьи, зимовавшие с пергой. У остальных пород пчел достоверных различий по этому показателю между группами не было.

Пчелы всех пород, получавшие в зиму молоко или пергу, отличались в ноябре и марте более высоким уровнем обменных процессов (активность фермента каталазы в тканях груди) по сравнению с пчелами получавшими чистый сахарный сироп. Кроме того пчелы за исключением краинских, получавшие белковую добавку, оказались потенциально способными к выращиванию большей массы расплода в конце зимовки и весной.

Сравнительно низкая степень поражаемости нозематозом краинских пчел и их способность к энергичному выращиванию расплода весной, по-видимому, обусловлена генетическими особенностями породы, а кормовой фактор сыграл лишь роль в степени развития инвазии у заразившихся пчел.

Цельное коровье молоко, введенное в сахарный сироп, при осенней подкормке улучшает питательную ценность зимнего корма, способствует интенсивному выращиванию пчелами расплода в конце зимовки и весной, что согласуется с данными Г. Ф. Таранова (1938). Однако при этом активнее развивается нозематозная инвазия.

Таким образом, цветочная пыльца, перга н цельное коровье молоко благоприятно воздействуют на жизненность здоровых н больных нозематозом пчел. На их фоне развитие и размножение ноземы хотя и усиливается, но патологический процесс носит менее выраженную злокачественность, чем при питании пчел только сахарным сиропом.

Научно-нсследовательский Рязанская область, г. Рыбное

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *