Пасека Егошина

Интересно, на что бы в первую очередь обратили внимание скульптор и художник, если бы создавали образ пчеловода? Кстати, давно пора заняться этим: пчеловод заслужил право «на пьедестал и холст» своим усердием, трудовыми руками, огромной щедростью сердца и души. Так бы, наверное, и ответили скульптор и художник.

Интересно, на что бы в первую очередь обратили внимание скульптор и художник, если бы создавали образ пчеловода? Кстати, давно пора заняться этим: пчеловод заслужил право «на пьедестал и холст» своим усердием, трудовыми руками, огромной щедростью сердца и души. Так бы, наверное, и ответили скульптор и художник.

Случилось это прошлым летом, в июне, кажется, когда пасеку перевозили в горный район Сипиана (скользкое место, значит) на период медосбора с разнотравья. Ульи погрузили на машину вечером и выехали. Рассчитывали, что к утру успеют добраться до места. Зоотехник Дали Алексеевна устроилась в кузове, рядом с пчелами. Они как дети для нее: может погибнуть не одна семья — убытку, считай, иа тысячи рублей». Ведь цену пчелам надо так считать: меда они могут с семьи дать в хороший год 40 кг, пыльцы до 3 кг, а еще маточное молочко, прополис, воск. Но самый большой хозяйственный выигрыш - от опыления садов, бахчей, огородов, гречихи, клевера.

Возможно, так и размышляла про себя Дали, прислонясь плечом в телогрейке к ульям. Иначе зачем ей на ветру сидеть?

Дождь начался внезапно, крупные капли застучали в кабину, по ульям. Дали забеспокоилась: «Не попортило бы гнезда с расплодом». Достала лежавшую под ногами пленку, свернутую е рулон, и стала натягивать ее на 1-ульи. Сначала закрепила у кабины, шагнула к левому борту, к. правому. Закрутила концы за проволоку в середине. Ветер вырывал из рук скользкое от дождя огромное пленочное полотнище. Вдруг машину сильно тряхнуло, подбросило. Из-за поворота навстречу им выскочил переполненный автобус. В свете его фар было видно, как грузовик с ульями сделал резкий вираж. Верхние ульи закачались. В голове Дали молнией мелькнула мысль: «Может случиться непоправимое — занос, падение в пропасть».

Она бросилась к аварийному борту машины. За ним внизу пропасть. Покрывавшая пленка порвалась и Дали уперлась руками в м.окрые стенки ульев, навалилась плечом, хотела сдвинуть назад, на прежнее место. № груз был тяжелым. Ладони Дали оказались под днищами сдвинувшихся ульев.

Выскочившие из кабины главный зоотехник объединения пчеловодства Нугзар Мчедлишвили и шофер осторожно освободили руки Дали, усадили ее в кабину, чтобы не потревожить опухшие в ссадинах руки.

Возможно, скульпторы и художники и в этом увидят героику профессии пчеловода и запечатлят ее для нас.

..Старые люди в Кахетии так говорят: «До тех пор силен народ и свершить все сумеет, пока предков своих помнит и дела их добрые». У жителей села Ахалисопели принято обязательно рассказывать приезжим и детям, идущим в первый класс, о том, что имя Ленина первому здешнему колхозу присвоили по предложению местного пчеловода Алексея Дуга-швили. И как погиб он, защищая колхозную пасеку от бандитов.

Хоронили «красного пасечника» всем селом, потому что многим помогал и добро делал пчеловод Алексей Дугашвили: кого от хвори какой вылечил, кому умный совет дал, как хозяйство вести, а кому шутку сказал или улыбкой одарил. А пчеловоды на доброту щедрые. У них учиться этому надо.

Сначала вдова пасечника Анетта Петровна ухаживали за семьями пчел, а когда подросла дочь и выбрала ту же дорогу в жизни,— стала пчеловодом Дали.

В большой комнате за столами сидят люди. А между рядами ходит высокая женщина в белом халате. Идут занятия по повышению квалификации пчеловодов. Организует и ведет их зоотехник Кварельского пче-лопитомника Дали Алексеевна Дугашвили. Она много знает. За ее плечами Бакурцихский сельскохозяйственный техникум. Скоро заканчивает заочное отделение зооннженер-ного факультета института. Знает она отечественные и зарубежные новинки.

Лектор советует пчеловодам составлять схему кочевок и календарь цветения медоносов в радиусе продуктивного лёта пчел.

Практические занятия проводит на пасеке.

—    Дали Алексеевна, а правда, что пчел можно дрессировать? — спрашивает пчеловод-новичок.

—    Конечно. Сейчас мы этим займемся.— Она показывает, как готовить ароматизированный сироп.

—    Настаиваться он должен часа четыре-пять, но у меня есть готовый,— объяснила зоотехник. И все уловили аромат липы. Настой сиропа в кормушках дают пчелам поздно вечером, а завтра в конце дня по контрольному улью определяют, насколько увеличилась «производительность труда» пчел.

Занятия закончены. Автобус со слушателями направляется в музей меда республиканского общества пчеловодов. Ведь музей меда в Тбилиси — общественный. Все экспонаты собрали члены общества под руководством заместителя председателя Шио Виссарионовича Топуридзе.

Он и проводит экскурсию.

—    Вас интересуют медоносные возможности флоры вашего пчело-питомника? В Кварельском районе 57 300 га леса. Есть и другая медоносная растительность. А теперь подсчитайте, сколько меда можно получить, имея, как вы, три тысячи семей. Наши реки Дуруджи и Бурса сладкими стали бы, если в них вылить мед, который могут собрать ваши пчелы.

Слушатели улыбаются.

—    Почему так не получается? — серьезно продолжает Топуридзе.— Ваши пасеки три-четыре раза в году кочевать должны. Тогда обязательно получится. И чтоб семьи сильными к главному медосбору приходили. Если имя тебе пчеловод, на пасеке у тебя не должно быть слабых и больных семей. У наших пчеловодов-любителей такой закон. Вот спросите об этом у Никиты Михайловича Бабаева,— экскурсовод указывает на стоящего рядом крепкого седого человека.— Он — ветеран, двадцать лет с пчелами. Ни одна семья за это время у него не погибла. Немало людей он увлек и обучил пчеловодству.

Дали Алексеевна внимательно слушает, думает о том, что можно значительно увеличить производство меда и пакетов пчел.

Пчеловодство у Дугашвили — дело семейное. Муж Валико Семенович тоже работает в пчелопитомнике пчеловодом. Передовик. За успехи в медосборе и производстве пчелопакетов в прошлом году одной премии получил 1800 руб

Старший сын Гия сейчас в армии. После службы тоже хочет стать пчеловодом. «Закончу службу,— написал он домой,— тогда посоревнуемся — кто больше меду даст из нас четверых: мама, папа, Робико или я. А можно всей семьей другую на соревнование вызвать, например, Джангулашвили или Коларашвили. Ведь среди пчеловодов Кварельского района эти фамилии знаменитые».

Приятно такое матери. Дали Алексеевна бережно хранит письмо сына.

Устраивают они у себя, как в старину, и праздники меда. На калитке их дома табличка «Пожалуйте, мед наш отведать». Сначала гости заняты работой — такова традиция древнего грузинского праздника пчелы — фукобы. Потом все вместе готовят разные кушанья с медом и пекут медовые колобки, ровно столько, сколько ульев у козяев. Корзинка с колобками висит, как и положено на дереве посередине пасеки.

Готовы и козинаки (толченые грецкие орехи, вареные с медом), и таплиани чади (лепешки с медом), и медовые квасы, и знаменитый белоснежный густой с тонким ароматом грузинский мед, а также леденцы «крипучи» (каменный мед)-

Все расставлено и разложено на длинных столах в национальных вазах, кувшинах, деревянных резных тарелках и чашах.

За столом — разговоры больше о пчеловодах и славе серой горной кавказской пчелы. Реальное переплелось с легендой, а слушают все с интересом.

— В июне сорок первого уходили из села крестьяне на войну,— рассказывает директор пчелопитомника Шота Захарьевич Геладэе.— И наш пчеловод среди них. Котомку за плечо, с пчелами попрощался, жене и детишкам говорит: «Иду на войну, врага побеждать. Но в бою, понятное дело, убивают. Если не вернусь, обещайте пчел разводить, медом гостей потчевать и от недугов лечить. Таков мой наказ вам».

Храбро сражался пчеловод под Москвой и Сталинградом, освобождал Варшаву Но погиб в Берлине за три дня до Победы.

Одни говорят, звали солдата Автандил, другие — Симоии, который из «катюш» по врагу бил, а пчеловод Бежани с улицы Ленина уверен : это его отец был — Герваси Тавберидзе, пехотинец, потому как слова те в ушах с детства ему слышатся.

Но как бы ни звали погибшего солдата-пчеловода и чьим бы отцом и мужем он ни был, он живет в памяти народа и выполнен его наказ. Двадцать пять пчеловодов-любителей в Кварели. Будет село Ахалисопели садом-пасекой непременно, а все жители ее пчеловодами.

Это и есть то, о чем мечтал и красный пасечник Алексей, и погибший в Берлине солдат, и сама Дали Алексеевна Дугашвили, одна из лучших пчеловодов Грузии.

Г. ОСТАПЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *