пчелы-трутовки

Перепелова выяснила, что у пчел, потерявших матку, яичники изменяются уже через пять дней, а на девятый день безматочности - формируются в них яйца.

Перепелова выяснила, что у пчел, потерявших матку, яичники изменяются уже через пять дней, а на девятый день безматочности - формируются в них яйца. Этих пчел-трутовок профессор Г. А. Кожевников назвал анатомическими трутовками. Когда в яйцевых трубочках яйца достигают полного развития, пчелы начинают откладывать их в ячейки. Таких яйцекладущих пчел профессор назвал трутовками физиологическими.

Вопрос о Времени появления физиологических трутовок в науке оставался неразрешенным. Были известны лишь случайные наблюдения. По данным Л. И. Перепеловой, только через 28 дней после удаления из семьи матки пчелы начинают откладывать яйца.

Не менее интересно было установить, сколько физиологических трутовок может быть в семье. Ведь в трутовочнЫХ семьях бывает уйма яиц. Данные по этому вопросу были самые разноречивые. В результате тщательных наблюдений она установила - в безматочной семье не менее четверти пчел яйцекладущих.

Непросто было выяснить, сколько яиц способна отложить трутовка. Потребовалось много времени, напряженных и непрерывных наблюдений за кладкой яиц многих пчел в течение всего периода их деятельности. Оказывается, Что все зависит от степени развития яичников. Одна может положить два-три, другая — до.40 яиц.

Л. И. Перепелова ближе других биологов подошла к решению вопроса о причинах появления трутовок. Помогло Зтому обнаружение анатомических трутовок в семьях, которые готовятся к роению. По ее утверждению, не кормление пчел маточным молочком вызывает функцию их яичников, как считали до этого, а избыток белка, Который накапливается в организме пчел-кормилиц из-за недостатка в гнезде личинок. Такая ситуация как раз возникает в безматочной семье, где бывает очень мало трутневого расплода, и в семье, находящейся в состоянии роения, когда матка снижает яйцекладку. Предположение, выдвинутое в свое время профессором Г. А. Кожевниковым об избытке у этих пчел азотистых веществ, подтвердилось экспериментально его ученицей. В семьи, настроенные на роение и имевшие большой процент анатомических трутовок, она подставляла рамки с молодым открытым расплодом и эта загруженность приводила к процессу дегенерации яичников у анатомических трутовок.

Людмиле Ивановне Перепеловой всегда хотелось сделать как можно больше для практического пчеловодства. Работая с трутовками, она предложила способ исправления отрутневевших семей, подсадки маток, разработала довольно эффективный способ борьбы с роением.

Оказалось, что трутовки, откладывающие яйца, летают за нектаром, собирают пыльцу, приносят воду, кормят трутневых личинок. Вытряхивание трутовочной семьи за несколько метров от стоянки улья, которое якобы освобождает семью от трутовок, бесполезно. Яйцекладущие пчелы тут же возвращаются домой. Остаются на месте лишь пчелы молодые, еще не научившиеся летать. Как раз этих-то пчел считали трутовками и советовали уничтожать. Перепелова доказала, что это мнение ошибочно и что подсадка маток к возвратившимся пчелам безуспешна. К сожалению, рекомендация вытряхивать трутовочную семью и уничтожать неулетевших пчел - кочует из книги в книгу.

По тщательности анализа, точности полученных данных, глубине выводов, практической направленности и новизне работу о пчелах-трутовках сама Людмила Ивановна относит к числу лучших, выполненных ею по биологии медоносных пчел.

С большим интересом она участвовала также в работах по изучению факторов, влияющих на качество маток. Этими очень ценными для науки и практики работами руководил профессор Г. А. Кожевников — постоянный консультант Тульской опытной станции пчеловодства. Каждое лето бывал он здесь. Студенты-зоологи Московского университета проходили тут практику. Людмила Ивановна всегда пользовалась доброжелательными советами и высококвалифицированной помощью выдающегося ученого. Он обладал какой-то необыкновенной способностью увидеть даже в малом факте проявление биологической закономерности, умел озарить его светом теории. Увлеченность и изумительная работоспособность профессора Кожевникова на всю жизнь остались вдохновляющим примером для Перепеловой.

Памятный весенний день 1926 года. Первый после зимы облет пчел. В воздухе тысячи ликующих насекомых. И вдруг у одного, второго, третьего улья на земле масса пчел, бессильно пытающихся подняться в воздух. Под прилетными досками целые кучи беспомощных насекомых. Это потрясло молодого ученого. Надо было срочно выяснить причину такого ненормального состояния.

Начала с исследования кишечника. Нозематоза не обнаружила. Заглянула в ульи. Меду много. Значит,
причина в другом. Решила вскрыть голову. Ни в железах, ни в головном мозге отклонений не оказалось. | Перешла к грудй и органам дыхания. Извлекла трахеи, начала просматривать их под микроскопом, и, о ужас! Из хрупких трахейных трубочек высыпалась масса живых копошащихся существ — клещей. Так  акарапидоз -  до этого зарегистрирован только на Британских островах.

Изучение клещевой болезни пчел и мер борьбы с нею потребовало много лет упорного труда. Людмила Ивановна наблюдала разные стадии развития паразита, готовила препараты, отрабатывала методику исследования пчел на акарапидоз. Сведения об акарапидозе й то время были очень скудны. В отчественной литературе работ о нем совсем не было. Это затрудняло изучение биологии паразита, путей заражения пчел, выработку способов лечения. Надо было найти дифференцированную дозу того или иного лекарства для семей разной силы и разной Степени поражения, выявить подходящее время для более эффективного применения, разработать технику этого дела.

В результате Людмиле Ивановне удалось установить, что акарапидоз -— не сезонное заболевание и его можно обнаружить в любое время года. Им поражаются не только пчелы, но и трутни, и матки. Распространяется он при Контактах больных пчел со здоровыми, при роении, организации отводков от больных семей.

Чтобы успешно вести борьбу с опасной болезнью, надо знать районы распространения клеща, суметь ограничить их. И университетская лаборатория приняла тогда основной удар на себя. Хорошо знала об этом Людмила Ивановна и последовала примеру своего учителя.

В лабораторию Тульской опытной станции пчеловодства поступали тысячи образцов пчел со всех концов страны. Анализируя их, Людмила Ивановна выявила Новые очаги акарапидоза в Орловской, Воронежской, Курской, Саратовской и некоторых других областях. Их надо было как можно скорее обезвредить. И она сама направляется в Воронежскую область, чтобы принять в этом участие.

С микроскопом и лупой в рюкзаке, чаще пешком или на каком-нибудь попутном транспорте торопилась она от одной пасеки к другой. Обследовала пчел выборочно, а то и Поголовно все семьи. Исследовала До двухсот Образцов в день, работала от зари До зари. Если обнаруживала акарапидоз, организовывала лечение больных, для профилактики обрабатывали все семьи.

|Эта хрупкая на вид женщина поражала всех энергией, неутомимостью. Будто ей совсем неведома усталость. Только самые близкие видели, как она валилась с ног в конце дня.

В 1940 году Людмила Ивановна блестяще защитила кандидатскую диссертацию. Тема ее — «Современные данные об акарапидозе». Этой

(работой она внесла значительный вклад в пчеловодную науку. Подробно описанная ею биология клекца, методы и приемы лечения пчел от акарапидоза вошли в учебники и инструкции по борьбе с болезнями пчел.

Диапазон научных интересов Людмилы Ивановны Перепеловой очень широк. Она изучала серую горную кавказскую пчелу, роение, факторы, стимулирующие наращивание пчел к медосбору, условия, определяющие нагрузку зобика, смены и подсадки маток. Одной из первых она начала работы по дрессировке пчел на красный клевер и люцерну, занималась разработкой ускоренного размножения пчелиных семей,

В грозные годы Великой Отечественной войны Людмила Ивановна возглавила Орловскую опытную станцию пчеловодства. Бомбежки, обстрелы, опасности прифронтовой полосы не смущали ее. Даже в этих условиях она не прекращала исследовательскую работу.

Ей пришлось трудиться на Кемеровской опытной пчеловодной станции, в Научно-исследовательском институте пчеловодства, и где бы ни была она, всегда поддерживала связь с пчеловодами-практиками — самыми верными ценителями научных разработок и рекомендаций.

Итогом трудов Л. И. Перепеловой по праву считают книгу «Работа на пасеке», написанную вместе с Ф. А. Тюниным для руководящего звена колхозов и совхозов. Три издания книги уже сами по себе говорят о ее практической ценности.

Судьба подарила Людмиле Ивановне Перепеловой встречи с выдающимися представителями отечественного пчеловодства. Кроме профессора Г. А. Кожевникова, которого она считает своим отцом в науке, она знала академиков И. А. Каб-лукова и Н» М. Кулагина, туляка А. С. Буткевича, часто наведывавшегося к ним на станцию. На пасеке этого маститого практика и писателя она осваивала разработанную им систему ухода за пчелами в универсальных ульях его конструкции.

Неизгладимый след оставили встречи с большим знатоком пчел Кавказа и бактериологом К. А. Горбачевым, ученым-новатором профессором А. Н. Брюханенко, крупнейшим деятелем промышленного пчеловодства А. Е, Титовым. Эти встречи украсили ее жизнь, сделали ее полной неповторимых впечатлений, счастливой.

Люблю я бывать у Людмилы Ивановны Перепеловой, К сожалению, случается это не часто. Живет она в Серебрянке — тихом зеленом уголке Подмосковья, на берегу небольшой спокойной речки с тем же поэтическим названием. И когда бы ни пришел, всегда ее рабочий стол завален рукописями. А она, довольная и радостная, не знает где посадить гостя.

—    Как видите, пока работаю,-— и торопливо добавляет: — Почти закончила историю своей любимицы — Тульской опытной станции. Кто еще может воспроизвести все, чем мы тогда ж или? Из сотрудников осталась одна. Живу, да еще пишу. Уж слишком все лежит близко к сердцу. Поэтому и помнится каждая мелочь, словно это было вчера. А ведь история станции — это история нашей пчеловодной науки.

Она показывает большую общую тетрадь, мелко исписанную аккуратным перепеловским почерком с вклеенными фотографиями тех далеких лет.

—    А сейчас разбираю письма. Письма за всю жизнь! Знаете, я их храню « Набирается несколько томов. Вы думаете это чудачество? — обращается она ко мне.— Ведь письма-то от виднейших людей. Переписка велась большая, поговорить было о чем. А сколько писем от моих учеников и друзей!

Да, в этих письмах и раздумья о судьбах отрасли, и позиции в научных спорах, и штрихи к характерам выдающихся ученых-пчеловодов. В них много драгоценных крупиц, которые, несомненно, представляют большой интерес для историка пчеловодства.

По-молодому подвижна, энергична и заинтересована Людмила Ивановна на пороге своего девяностолетия. А ведь за эти долгие годы были в ее жизни и крутые повороты.

—    Главное—не падать духом. Когда трудно, я приказываю себе: работать! И не давать передышки!

Жизнь ее действительно прошла в условиях трудового энтузиазма.

Своей неубывающей энергией, собранностью, целеустремленностью, умением подчинить себя делу она будто заряжает собеседника. И стоящие проблемы не кажутся уж такими неразрешимыми. Надо лишь работать. Так благотворно могут влиять только люди волевые, сильные духом, одаренные от природы.

Ученица Кожевникова, продолжательница его дела. Своими трудами и деятельностью Людмила Ивановна Перепелова — одна из первых женщин-ученых в пчеловодстве — доказала верность его идеям и принципам.

И. ШАБАРШОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *