Старые пчеловоды

Немалый вклад в развитие отечественного пчеловодства в предоктябрьские и первые годы Советской власти внесли и другие энтузиасты пчеловодного дела. Назову лишь некоторых из них. Так, в Вятке с полной отдачей сил и знаний трудились Иннокентий Егорович Шавров, Степан Константинович Красноперое, Николай Александрович Бадов и ДРУгие

Немалый вклад в развитие отечественного пчеловодства в предоктябрьские и первые годы Советской власти внесли и другие энтузиасты пчеловодного дела. Назову лишь некоторых из них. Так, в Вятке с полной отдачей сил и знаний трудились Иннокентий Егорович Шавров, Степан Константинович Красноперое, Николай Александрович Бадов и ДРУгие

И. Е. Шавров был в Вятке первым губернским специалистом по пчеловодству. Он с исключительной энергией занимался пропагандой и внедрением рамочного улья и организацие изготовления на месте пчеловодного инвентаря в количестве, достаточном дл», полного удовлетворения нужд пасек. Шавров уделял большое внимание обучению пчеловодных кадров: за 36 лет своей работы он подготовил 1200 квелифицированных пчеловодов.

 

Ранее захудалое пчеловодное хозяйство под его  руководством к 1928 г. выросло в крутное предприятие, имеющее семь зданий, с хорошо оборудованными мастерскими — слесарной, столярной, вощинной, сеточной. Созданы были даже пчеловодний музей и библиотека с 1500 томами пчеловодной литературы. Большая заслуг. Шавроеа еще и в том, что он составил первый библиографический указатель пчеловодных статей, опубликованных за 20 лет с 1875 по 1895 г.

Другим видным пчеловодным деятелем Вятской губернии был С. К. Красноперое. Это был коренной вятич, по образованию сельский учитель. Он с жаром откликнулся на призыв академика А. М. Бутлерова к учителям заняться пчеловодством. Получив пчеловодные знания. Красноперое организовал при школе пасеку в 150 семей в рамочных ульях и на ней обучал практическому пчеловодству своих воспитанников и всех желающих приобщиться к этому занятию. От устной пропаганды Красноперое перешел к письменной.

 

Скоро вышли его книги по пчеловодству: «Про пчел, их жилище и уход за ними» и «Пчеловодный устав». Первая книга выдержала 13 изданий, а вторая—10. С. К. Красноперое был членом многих добровольных организаций, со своими экспонатами участвовал в выставках и получал высокие награды. С 1896 по 1907 г. он был специалистом пчеловодства Вятского земства.

 

В это время он содействовал выезду А. Е. Титова в США для изучения на практике пчеловодства этой страны. За годы пребывания Титова в Америке Краснопёрое успел организовать механическое изготовление искусственной вощины. Модель этой установки была представлена на Всемирной выставке в Париже, и Вятское земство получило за нее высшую награду — Гран При. Позднее эта модель была передана в музей Петровской сельскохозяйственной академии (ныне ТСХА).

В поисках доброго, разумного для пчеловодства Степан Константинович был неутомим. С целью перенять ценный опыт он в 1915 г. ездил в Приморский край, Сибирь, на Кубань и в Донецкую область.

С еще большей энергией он продолжал трудиться после Великого Октября. В 1923 г., уже немолодой (ему было тогда 62 года). Красноперое по приглашению Наркомата земледелия работал экспертом и консультантом на Всероссийской выставке в Москве. Здесь и состоялась моя первая и единственная встреча с этим удивительным человеком. Свои литературные труды он пополнил еще двумя книгами: «Производство искусственной вощины» и «Системы ульев и пчеловодных принадлежностей». Из книг Красноперова черпали знания не одно поколение пчеловодов.

Достойным продолжателем добрых пчеловодных дел своих предшественников — Шаврова и Красноперова — был Николай Александрович Бадов. По окончании Белебеевской сельскохозяйственной школы, в возрасте 27 лет, он стал вятским губернским специалистом. Запас энергии у Бедова был неистощим. Он организовывал пчеловодные курсы, был основным преподавателем на них, следил за бесперебойной работой мастерских, писал много журнальных статей и т. д.

Мне хотелось бы рассказать и о деятелях более отдаленного прошлого. Имя А. Ф. А дрияшева должно войти в историю пчеловодства как создателя первой пчеловодной школы на Украине (да, вероятно, не только на Украине), в селе Боярка, недалеко от Киева. Боярская школа в свое время внесла огромный вклад в подготовку пчеловодных кадров, ежегодно выпуская 25 высококвалифицированных пчеловодов.

С Боярской школой тесно связаны жизнь и труд другого известного украинского пчеловода Василия Федоровича Ващенко, имя которого хорошо известно многим. Он был верным продолжателем Андрияшева в воспитании пчеловодных кадров. На этом поприще он снискал себе всеобщее признание, глубокое уважение и большую любовь учеников, которые в день 50-летия Ващенко написали в своем адресе: «Не ежедневно ли мы окружали Вас в свободные часы на пасеке и в саду, ловя каждое Ваше просто ласковое слово, каждое драгоценное указание.

 

Вы, окруженный нами, напоминали собой высокий могучий дуб, вокруг которого взошел и подрастает зеленый молодняк. Дуб с любовью защищает его от палящих лучей полуденного солнца, заслоняет от порывов ветра. Вряд ли кто из нас, молодых деревцев, сравняется когда-либо своей вершиной с дубом-патриархом. Но нас много-много. Ту славную работу, которую вынес старый дуб один на своих могучих плечах, эту работу продолжим со временем мы, ученики».

В. ф. Ващенко известен не только как прекрасный ледагог. Он неустанно искал пути повышения доходности пчеловодства. В результате этих поисков сначала появилась первая на Украине изобретенная им медогонка, а круглая дуплянка была заменена четырехугольной с надставкой, а закончились они разработкой метода ухода за пчелами в линеечной дуплянке и улье-лежаке.

 

Метод Ващенко в свое время нашел широкое применение не только на пасеках Украины, но и в других районах страны Я лично не была знакома с создателем этого метода и знала Ващенко только по переписке, в которой сохранилась у меня его пожелтевшая от времени фотография.

Достойный вклад в развитие украинского пчеловодства внесли современники и соратники Андрияшева и Ващенко— Иван Иванович Мартыновский и Михаил Васильевич Руднев. Вероятно, имя первого известно немногим пчеловодам, а его следовало бы знать. Этому замечательному человеку пчеловодство обязано «е только подготовкой большой армии толковых, знающих пчеловодов, но и защитой в годы гражданской войны от белогвардейцев Боярской школы, этого первого очага пчеловодной культуры.

Жизнь М. В. Руднева — пример беззаветного служения делу распространения знаний не по долгу службы, а по подсказке сердца. Он был широко образованным человеком и отличным педагогом. Руднев преподавал садоводство, огородничество, пение, работал по ликвидации безграмотности, но.больше всего внимания уделял пчеловодству.

 

В 1878 г. он создал при школе пасеку, на которой знакомил учителей с практическим пчеловодством, а через 20 лет организовал учебно-показательную пасеку в Старобельском районе Харьковской области, специально для народных учителей. За время своей педагогической работы М. В. Руднев подготовил 2000 пчеловодов и оставил в наследство потомкам три книги: «Пчеловодство на основании долголетней практики», «Практическое пчеловодство» и «Основы прибуткового пасичництва».

На нижегородской (ныне горьковской) земле большую пользу пчеловодству принес Александр Яковлевич Курочкин. Воспитанник Петровской академии, он с молодых лет начал увлекаться пчеловодством. В течение 12 лет был председателем Нижегородского Общества пчеловодов, а потом возглавил пчеловодное товарищество.

 

Будучи преподавателем университета, Александр Яковлевич добился, чтобы студентам читался курс пчеловодства, а потом организовал пасеку, пчеловодный музей и вырастил первые научные кадры. Все это дает право утверждать, что А. Я. Ку-рочкин заложил тот фундамент, на котором сейчас успешно развивается пчеловодная наука при Горьковском университете.

Из кубанских пчеловодных деятелей хочется вспомнить Петра Яковлевича Смирнова — Деда (это был его псевдоним). Смирнов прекрасно знал состояние пчеловодства в нашей стране и государствах Западной Европы, где побывал не один раз. Будучи блестящим оратором и лектором, П. Я. Смирнов пользовался большой популярностью.

Развитию алтайского пчеловодства немало послужил Александр Николаевич Федоров. Он изобрел улей, названный алтайским, который в 1886 г. был отмечен большой серебряной медалью, впервые завез на алтайские пасеки медогонки, вальцы Ломакина, улей Дадана-Блатта и др.

В Кунгуре четверть века отдал пчеловодству инструктор Семен Васильевич Зуев. При обществе пчеловодов он организовал пасеку, на которой знакомил пчеловодов с передовыми приемами работы. По его инициативе и при самом активном участии были построены улье-вые мастерские, продукция которых была отмечена золотыми медалями в 1905 и 1912 гг. На базе этих мастерских впоследствии выросло крупное предприятие по изготовлению ульев.

В далеком Туркестане и других районах нашей страны с необычайным энтузиазмом занимался пчеловодством А. А. Чайкин. Как исследователя, его больше всего интересовали вопросы зимовки пчел и изыскание приемов ухода за пчелами, ограничивающих или предупреждающих роение.

 

На основании своих многолетних наблюдений за зимовкой, Чайкин высказывал очень ценные мысли, которые не устарели и ныне, а для борьбы с роением разработал комплекс приемов, получивших название метода Чайкина. Этим он оказал большую услугу пчеловодам, противникам роевой свободы.

 

Не исчерпав списка пчеловодных деятелей прошлого, перехожу к заключению. В нем мне особенно приятно отметить встречу на пчеловодном пути целой пчеловодной династии из рода Губиных. В статье «Память сердца» я упоминала об одном ее члене—А. Ф. Губине, который прославил нашу Родину своей замечательной работой по дрессировке пчел. Любовь к пчеловодству ему привил его отец—Федор Иванович, с раннего детства унаследовавший пристрастие к работе с пчелами на пасеке своего отца — И. Губина. Сведений о самом старшем Губине я не имею.

 

Знаю только то, что он занимался пчеловодством. Ф. И. Губин после окончания Петербургского земледельческого института поступил на работу в Петровскую академию (ныне ТСХА), где впервые ввел чтение курса лекций по пчеловодству. По характеру своей агрономической работы ему пришлось побывать во многих губерниях России, где он организовывал сельскохозяйственные школы и в них обязательно вводил курс изучения пчеловодства. Ф. И.

 

Губин организовал пасеку при Обществе птицеводства и на Галицынских женских сельскохозяйственных курсах. В 1922 г. галицинская пасека была передана Московской сельскохозяйственной станции, где она сначала была на правах отдела, а потом выросла в Московскую пчеловодную станцию, бессменным руководителем которой был сын Федора Ивановича — Александр Федорович Губин. Ф. И. Губин опубликовал много статей по пчеловодству в разных журналах. Итоги своих многочисленных опытов и наблюдений он обобщил в замечательной книге: «Медоносные растения в связи с севооборо-

Трй поколения Губиных уже ушли из жизни, но дело их продолжают ученики. Сын А. Ф. Губина — Вадим Александрович увлеченно занимается изучением породы пчел карника.

Хочется от всей души пожелать, чтобы больше было таких династий в пчеловодстве и чтобы новые поколения пчеловодов были достойными продолжателями добрых дел своих предшественников.

Л ПЕРЕПЕЛОВА

А. Ф. Андрияшев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *