Выдающийся пчеловод

Позднее он отмечал, что пчеловодные книги того времени мало чем могли бы помочь ему и не без гордости писал по этому поводу: «В своих открытиях без всякого руководства я был отменно счастлив тем, что первоначально не читал никаких сочинений о пчеловодстве »

 

 

П. И. Прокопович начал изучать пчеловодство и болезни пчел без специальной биологической подготовки при отсутствии учебных руководств и без сколько-нибудь удовлетворительного лабораторного оборудования.


Позднее он отмечал, что пчеловодные книги того времени мало чем могли бы помочь ему и не без гордости писал по этому поводу: «В своих открытиях без всякого руководства я был отменно счастлив тем, что первоначально не читал никаких сочинений о пчеловодстве »

Большой вклад в науку и практику по изучению пчел и их болезней Прокопович сделал на собственной пасеке, которую следует считать первой опытной пасекой в нашей стране. Оборудование было самое простое: весы для взвешивания ульев, аптечные весы, измерительная линейка, термометры, часы, календарь. С его помощью П. И. Прокопович вел подробные наблюдения за погодой, цветением медоносных растений, состоянием и развитием пчелиных семей.


 

Барельеф П. И Прокоповича работы Е. И. Крата.


Он очень сожалел, что у него не было микроскопа. Микроскопом он был награжден лишь в декабре 1834 г. Московским обществом сельского хозяйства, когда все его выдающиеся исследования, открытия и изобретения уже были опубликованы.


Свои наблюдения и опыты П. И. Прокопович тщательно записывал. Эти записи, судя по статье «Грамота пчеловода» («Земледельческий журнал», 1836, № 2), отличаются лаконичностью и наглядностью, приближаясь по своей символике к математическим или химическим формулам.

Отсутствие учителей и специальных руководств, которые смогли бы дать ответы на многочисленные возникавшие вопросы о жизни пчел, он вынужден был разрешать с помощью своих наблюдений и опытов. Об этом Прокопович пишет неоднократно. В первой печатной статье «О пчеловодстве» («Земл. журн.», 1827, № 19) он говорит: «Всякое познание мое истекало из беспрерывных наблюдений делопроизводств пчелиных и повторяемых опытов».

Десять лет спустя в речи, произнесенной по случаю десятилетия его школыЗемл. журн.», 1838, N3 6), Прокопович признается: «Я страстно наблюдал всё явления с пчелами, я неусыпно старался познать природу и жизнь их... Я твердо уверен, что все познания мои о пчелах, которые приобретены неусыпным наблюдением, далеко не имеют той истины, до которой мне желательно было достигнуть. Все, что ни придумывал я, казалось мне неудовлетворительным».

Эти фразы, сказанные в разные периоды его жизни, многое объясняют в той огромной работе, которую проделал П. И. Прокопович в области изучения пчел и пчеловодства.

К сожалению, описания большинства его исследований и опытов пропали бесследно. Его основные печатные работы, как правило, носят характер кратких заключений и сжато сформулированных выводов из его наблюдений и опытов.

В своих работах П. И. Прокопович сообщает, что ежегодно весной и осенью он взвешивал ульи с пчелами. Зная вес пустого улья, он легко определял кормовую обеспеченность семьи на зиму, что заменяло ему применяющуюся в настоящее время сборку гнезд на зиму, весьма трудоемкую для пчеловода и небезболезненную для пчел.

Взвешивая пчел весной, он определял количество съеденного меда каждой семьей. Записи о потреблении пчелами меда в зимовке у него велись ежегодно по каждой семье. Анализ их показывал ему, что были годы, когда пчелы потребляли мало и много меда. В его распоряжении были семьи, мало потреблявшие меда, и, наоборот, семьи «прожорливые».

Летом он проводил ежедневное утреннее взвешивание двенадцати семей. Это позволило ему подойти к определению потребности корма для одной семьи в сутки при непогоде в разные сезоны года. Он аккуратно взвешивал и учитывал медовую, восковую продукцию каждой семьи и выделял семьи, которые отличались высокими показателями по медосбору, плодовитости маток, ройливости.

Большое внимание он уделял вопросам улучшения кормовой базы. Он выписывал из различных областей страны и из-за границы семена медоносных растений, высевал их вблизи своих пасек и изучал посещаемость их пчелами. Пчел своих вывозил на различные медоносные угодья и учитывал медосборы с них.

Наиболее ярко видны выдающиеся результаты научно-исследовательской работы П. И. Проко-повича в борьбе с гнильцом. Имея большую пасеку, он неоднократно нес большие потери от гнильца.

Гнилец в первой половине XIX века, по его сведениям, был широко распространен на пасеках Украины. Эта болезнь наносила большой урон пчеловодству.

В статье «О гнильце» Прокопович говорит, что высказанные им положения неоспоримы, так как многократно проверялись на «нарочито» поставленных опытах.

Для изучения гнильца он выделял ежегодно по нескольку зимовалых и молодых семей. Соты с расплодом из больных семей он давал в поздние рои и через 20 дней обнаруживал в них сильное развитие болезни.

Неоднократно он подсаживал рои на белые соты с медом из гнильцовых семей и устанавливал, что в семьях развивается гнилец.

Здоровой семье он давал мед от гнильцовой семьи в количестве 1 лота (12,8 г), в результате обнаруживал на следующий год болезнь.

Он производил посадку роев на «чистые (без меда и расплода, В. П.) белые вощины». Болезнь обнаружил в «первом закладе», то есть поколении расплода.

Исследователь подсаживал рои на соты от здоровых семей и к ним помещал один кусок сота от гнильцовой семьи. На второй год он обнаружил заболевание этой семьи гнильцом.

У семей, слабо пораженных гнильцом (по его указанию, в них было ячеек по 6 с больными личинками), были вырезаны ячейки с погибшими личинками, а семьи оставлены на зимовку. На следующий год весной было установлено, что некоторые из этих семей погибли, другие перезимовали, но оказались без маток и сильно ослабли. Небольшое число семей вышли из зимовки сильными, но все до одной зараженные.

Здоровые сильные семьи, напавшие на гнильцовые (по мнению Прокоповича потому, что «из зараженных гнильцом ульев происходит смрадный дух»), заражаются. Отсюда Прокопович делает обоснованный вывод: «Всякое здоровое пчелиное семейство, уворовавшее хотя бы малую часть гнильцового меда, заражается».

Основываясь на своих исследованиях, он дает четкое определение гнильца, не утратившее своего значения и по настоящее время.

Это определение говорит о том, что у Прокоповича не было никаких сомнений в заразной природе болезни.

Необходимо отметить, что четкий взгляд на заразное свойство гнильца выработался у него за 30 лет до открытий Л. Пастера, объяснившего природу заразных болезней.

Прокопович не мог знать о различных видах гнильца, но его указания на то, что личинки заболевают в разном возрасте, а также на запах и трудности очистки ячеек указывают на запущенную форму европейского гнильца. По-видимому, П. И. Прокопович имел дело со смешанной формой европейского и американского гнильца.

Опыты позволили ему прийти к следующему выводу: «Гнильцовая заразительность заключается в меде, воске, через которые единственно она и распространяется».

Совершенно правилен также и следующий его вывод: «Зародыш (пчелиная личинка, В. П.), который достигнет живым превращения в куколку, остается, по большей части, невредим, вырастает и роится».

Полностью сохранили силу и его выводы, на которых строится борьба с гнильцом: «Муха (рабочие пчелы, В. П.) с маткою, выгнанная из гнильца, изнуренная голодом 2 дня, остается здоровой навсегда». Далее: «Улей с зараженным семейством, будучи хорошо вычищен от воска и пчелиного кала, также бывает безопасен».

В статье «Описание естественного хода пчеловодства» («Земл. журн1829, № 27) Прокопович советует, как и современная инструкция по борьбе с гнильцом, купленный мед перед дачей пчелам кипятить «для того, чтобы очистить от гнильцовой заразы».

Он подробно останавливается на признаках гнильца, указывая, что, помимо запаха, следует обращать внимание на зрелую детку, в которой при гнильце «видны изредка скважинки в крышечках над умершими зародышами», некоторые из крышечек впавшие и чернее других, «печатание детки» имеет «сухой и черствый вид». Наконец, наиболее верным признаком он считает распечатывание ножом ячейки с расплодом для ских пчел. В текущем году он должен реализовать 3200 маток »той популяции.

Застаяиоасиая пчелоферма Черновицкой области в прошлом сезоне реализовала 1580 пакетов пчел. В этом году намечено продать за пределы области н республики 2 тыс сотовых и 500 бессотовых пакетов пчел карпатской популяции. 12 областных матковыводных питомников и колхозные племпасеки занимаются выводом маток местных популяций. Хозяйства заинтересованы в реализации матои и пакетных пчел, так каи »то повышает рентабельность пасек.

В республике проводится работа по породному районированию пчел, большое внимание уделяется племенной работе.

Разработаны планы подготовки и повышения квалификации пчеловодов и специалистов.

Большая работа проводится по предупреждению и ликвидации болезней пчел. Организовано массовое обследование пасек на нозематоз, акарапидоз и варроатоз. В Кировоградской областной конторе пчеловодства организовано производство лечебной пасты для борьбы с гнильцовымн болезнями.

Научные исследования в области пчеловодства проводят в Украинской сельскохозяйственной академии. Институте зоологии Академии наук УССР, на Крымской НИСЭВ и Украинской опытной станции по пчеловодствуЗа девятую пятилетку в техникумах Украины подготовлено более 400 специалистов по пчеловодству средней квалификации, 1900в годичных школах и около 3000на заочных курсах.


Четвертый год Украинская сельскохозяйственная академия организует курсы повышения квалификации для специалистов по пчеловодству с высшим образованием. Ежегодно здесь обучаются 50 старших районных зоотехников. В 1972 г.

Украинская сельскохозяйственная академия приняла первых студентов, которые  готовятся стать специалистами по пчеловодству высшей квалификации С 1970 г. в г. Гадяче Полтавской области при Украинской опытной станции пчеловодства работает годичная школа пчеловодов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *