Бутлеров о Прокоповиче

Слава пришла к Прокоповичу еще при жизни, имя его по тому времени было довольно широко известно, его идеи поддерживались многими прогрессивно мыслящими пчеловодами России.

Слава пришла к Прокоповичу еще при жизни, имя его по тому времени было довольно широко известно, его идеи поддерживались многими прогрессивно мыслящими пчеловодами России.

Имя Прокоповича Бутлеров оберегал от всех, кто пытался использовать его в своих корыстных целях, старался прикрыться авторитетом выдающегося пчеловода.

П. И. Прокопович, как известно, не издал сочинения с описанием своей системы пчеловождения, не собрал в отдельную книгу и статьи по пчеловодству, опубликованные в самых разных газетах и журналах. Воспользовавшись таким положением, уже после смерти Прокоповича один из книгоиздателей, в частности, с чисто коммерческой целью дважды выпустил книгу.


Книга, естественно, быстро разошлась, хотя содержание ее никакого отношения к работам Прокоповича не имело. Книга подверглась беспощадной критике Бутлерова. Подлинный автор книги, спекулируя на интересе русских пчеловодов к трудам Прокоповича, по словам Бутлерова, незнаком даже с азбукой практического пчеловодства, собрал в нее все, что попалось ему под руку, обкрадывая разные пособия.

Впервые труды П. И. Прокоповича собрал в книгу и подготовил к печати Н. Ф. Федосов в 1960 г.

Прямо и открыто, самым энергичным образом, не боясь за авторитет великого пчеловода, выступал Бутлеров и против тех, кто признавал только одного Прокоповича, считая его «пчеловодным папой», кто утверждал, что большего и лучшего сказать о пчелах и пчеловодстве невозможно.

По поводу выступления одного из учеников школы Прокоповича Петрова в «Трудах Вольного Экономического Общества», который сказал: «Я, как ученик школы пчеловодства, всегда найду материал вернее и практичнее из записок г. Прокоповича, который никогда не устареет по своей верности»,  А. М. Бутлеров, эту мысль он высказал с еще большей силой: «У нас и теперь, — говорил он, — иные думают, что только Прокоповичем началось и им же кончилось толковое пчеловодство, что им сказано последнее слово, что вне его предписаний нет правды и спасения.


Оставаясь в самодовольном игнорировании иностранных успехов т кие люди делают из заслуженного, справедливо уважаемого имени Прокоповича знамя застоя. Сам Прокоповичставивший, вероятно, любимое дело, которому он посвятил жизнь, выше своих личных целейедва ли был бы благодарен таким последователям своим».

Такой глубоко исторический, далекий от догматизма подход к деятельности и наследию Прокоповича в нашей пчеловодной литературе был дан впервые. Он подтверждался выдающимися биологическими открытиями и изобретениями в отечественном и мировом пчеловодстве, которые были сделаны во второй половине XIX столетия, уже после смерти П. И. Прокоповича.

Взять хотя бы конструкцию рамочного улья. Открытие межсотового пространства XI. Лангстротом в 1851 г. позволило создать ульи с подвижными, свободно перемещающимися рамками, что упрощало уход и давало возможность активно воздействовать на жизнь пчел, тогда как в улье П. И. Прокоповича разобрать гнездо, рамки в котором накрепко склеивались пчелами со стенками улья, было очень трудно.


Подвешивающиеся, легко вынимающиеся рамки в новых ульях совершенно упраздняли и тяжелую операцию по отбору меда в ульях Прокоповича, при которой надо было переворачивать улей вверх дном. Прогресс в пчеловодстве, таким образом, не завершался, а только начинался Прокоповичем.

Право на бессмертие имеют великие открытия и прогрессивные йдеи. Они включают тенденцию к развитию и совершенствованию, всегда находят последователей и продолжателей. Изобретение рамочного ульясобытие выдающееся. Оно неотделимо от прогресса отечественного и мирового пчеловодства и его истории. С таких позиций как раз и подходил к Прокоповичу Бутлеров. Это дало ему право сказать: «Уважение к памяти Прокоповича обязательно для всех русских пчеловодов...»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *