пчелиный рой

Вернулся домой с войны младший лейтенант Юозас Гурскис, огляделся: дома нет, и города родного нет — одни развалины. Город Шакяй уничтожала специальная фашистская бригада подрывников.

Встретил Юозас соседа, бросились друг к другу:

Вернулся домой с войны младший лейтенант Юозас Гурскис, огляделся: дома нет, и города родного нет — одни развалины. Город Шакяй уничтожала специальная фашистская бригада подрывников.

Встретил Юозас соседа, бросились друг к другу:

—    Про моих, может, что знаешь?

—    Как не знать, Юозас... Сестренка, вроде, жива, а родителей и брата Владаса... расстреляли.

Стоит Юозас на развалинах, будто на могиле близких. Поднял глаза и видит—пчелиный рой повис на высохшей вишенке. Подошел поближе. «И они бездомные, эх, ты, рой-бедолага». Юозас стащил с себя гимнастерку, завязал рукава и ворот, подсунул «роевню» под живой клубок, слегка тряхнул вишню, и пчелы попадали в гимнастерку и рассыпались по ней.

Глядит Юозас на пчел, и всплывают в памяти живые и четкие картины недавнего прошлого.

В конце 30-х годов накануне 1 Мая на самой высокой трубе города вывесил он красный флаг. Долго не находилось такого смельчака, чтобы залезть и снять его. Люди глядели на полотнище и с нетерпением ожидали больших перемен. А полицейские метались, искали подпольщиков.

Было и не такое. Решили комсомольцы «отметить» буржуазный праздник — День независимости. Написали пригласительные билеты. Юозас размножил их на ротаторе. Пригласительные распространили по всей округе, даже полицейским послали. Никогда еще на улицах Шакяйя не было такого множества народа.

 

Состоялась настоящая демонстрация, лозунгами которой были: «Долой буржуев!», «Свободу слова!», «Свободу политзаключенным!». Полиция была не в силах разогнать демонстрантов.

Арестовали его в конце 1939 года. И вот пришло лето 1940 года. Свобода. Юозас Гурскис возвращается в Шакяй, работает инструктором укома.

22 июня 1941 года кончилась мирная жизнь. Доблестно дрался Юозас в составе Шестнадцатой Литовской дивизии, был ранен. День Победы застал его в госпитале в городе Котельничи Кировской области.

...Разыскал Юозас своих родных и сестру Элену и уехал в Гришка-будис, за Шакяй, где временно разместились уездные учреждения. Его встретили с радостью и изумлением: ведь фрицы хвалились, что убили его. Ему поручили позаботиться о семьях фронтовиков.

Потом избрали Гурскиса секретарем райкома партии по пропаганде, и он начал учиться в Вильнюсе в партшколе. Оттуда его направили в тогдашний Каунасский обком. Но снова потянуло Юоза-са на учебу, и он поступил в Литовскую сельскохозяйственную
академию. Особенно привлекло его пчеловодство. Сейчас он агроном Шакяйского района по пчеловодству. А привел его туда тот самый рой-бедолага...

Теперь для Юозаса пчелы — неотъемлемая часть жизни. Нет сейчас во всем Шакяйском районе ни одного хозяйства, где бы не было пчел, — сумел агроном убедить всех в необходимости этой отрасли.

Когда Юозас Гурскис приступил к своим обязанностям в 1967 году, в районе было всего 679 пчелиных семей, а сейчас — 3677. Пятилетний план выполнен с лихвой, и Юозас Гурскис мечтает уже о специализированных объединениях.

Не узнать сегодня Шакяй, не узнать и того места, где стоял раньше старый домик Гурскисов. Растут там теперь яблони, цветут розы. Тут каждый уголок ухожен, приведен в порядок. Словно и не было никогда трагедий, кажется, вот-вот вернутся старые родители и Владас поднимется по лестнице.

Только иногда напомнит о себе осколок, застрявший в руке, да простреленная нога заноет к перемене погоды. А пчелы мирно жужжат, напоминая о рое-бедолаге, который принес первый богатый урожай на эту израненную землю.

Ю. УСИНАВИЧЮС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *