В гостях у пчеловода видео

Когда их представляют, обычно говорят: ветераны войны, опытные пчеловоды, мастера на все руки. Но всегда добавляют — большие друзья. Многие годы связывает их крепкая дружба. Познакомились они на одной из выставок, демонстрировавших достижения подмосковных пчеловодов-любителей. Так получилась, что их экспозиции оказались рядом. Пчеловод сразу потянулся к пчеловоду, мастер разглядел мастера.

Когда их представляют, обычно говорят: ветераны войны, опытные пчеловоды, мастера на все руки. Но всегда добавляют — большие друзья. Многие годы связывает их крепкая дружба. Познакомились они на одной из выставок, демонстрировавших достижения подмосковных пчеловодов-любителей. Так получилась, что их экспозиции оказались рядом. Пчеловод сразу потянулся к пчеловоду, мастер разглядел мастера.

С тех пор их экспозиции на выставках всегда располагают рядом. Теперь уже не случайно.

Где истоки настоящей дружбы? На свете ведь не существует двух одинаковых людей. Что же объединяет друзей, что притягивает их друг к другу? Душевные качества? Личные симпатии? Несомненно. Но здесь главное в другом — в общем деле н отношении к нему. Таким делом для Анатолия Ивановича Баланина и Василия Ефремовича Неменкова стало пчеловодство.

За плечами немало прожитых лет. Из них четыре года, пропахших порохом, опаленных заревом пожаров. Года, которых хватило бы на всю жизнь

В то суровое время они еще не были знакомы. По разным дорогам прошли. По-разному складывалась их фронтовая судьба

К началу войны Анатолий Иванович был уже кадровым военным. Позади Ленинградское танковое техническое училище, опыт работы заместителем начальника окружной авторемонтной базы. Когда прогремели первые залпы, Баланина назначили заместителем начальника подвижной авторемонтной базы, а затем и ее начальником. Перед ним стояла важная и ответственная задача — обеспечивать фронт техникой.

Василий Ефремович — рабочий, жестянщик. На войне ему пришлось осваивать военные профессии связиста, радиста, телефониста

Что пережили они за годы войны, что перечувствовали? Обо всем не расскажешь. Было ли им страшно?

— Даже не знаю, как сказать,— пожал плечами Анатолий Иванович.— Скорее всего нет. Привыкли, что ли...

Не думали... Тогда ке войне все мерили особой мерой. Год считался за два, секунды порой превращались в года, а месяц проходил, словно день. Заботы, тревоги, боль, которые взваливала на людей война, становились общими." Каждый брал на свои плечи частицу военного лихолетья и нес мужественно, достойно, как и надлежит советскому человеку. Так же самоотверженно переносили выпавшие на их долю испытания и Белении с Неменковым. Бомбежки, обстрелы, гибель однополчан, бесконечные переброски с места на место, словом, весь арсенал военных невзгод не миновал и их. Как и многих, смерть подстерегала Баланине и Неменкова везде, где можно: в пуле снайпера, в разрывах снаряда, в оболочке мины. Однажды Белении чуть не подорвелся на такой «игрушке». В тот день его вызвали в штаб фронта, который находился на передовой. Баланин вышел из машины и олько сделал шаг.. Выручила фронтовая осторожность. Взглянул вниз. Чуть-чуть правее лежала противопехотная мина. Опытный глаз военного моментально обнаружил «сюрприз», несмотря на маскировку

Именно эти качества проявили Василий Ефремович Неменков и его товарищи, очутившиеся, казалось бы, в безвыходном положении.

...Это случилось в Прикарпатье. Неменков и еще -три сержанта шли ночью с батареи на наблюдательный пункт. Чтобы не заблудиться, полагалось идти «по связи» — телефонному проводу, проложенному от батареи до НП, но один из сержантов вызвался провести товарищей долиной, так как прежний путь часто обстреливался. Дошли до горы, где должен был находиться их НП, поднялись наверх и вдруг услышали немецкую речь. Сначала слева от себя, потом справа. Сомнения не было — они прошли НП и оказались между траншеями гитлеровцев. Что делать? Назад идти нельзя — можно наскочить на часовых. Вперед — тоже опасно. Трезво оценив ситуацию, бойцы решились на дерзкий шаг. Один из сержантов пошел вперед, остальные растянулись вслед за ним. Через  время он дал очередь из автомата. Это был сигнал. С криками «Ура!», стреляя короткими очередями (берегли патроны), смельчаки двинулись на траншеи. Бойцы знали, что недалеко находилась наша пехота — именно не ее поддержку они и рассчитывали. Так и случилось. Услыхав выстрелы и смелое ура, пехота поднялась, как один человек, и обрушилась на вражеские позиции. Бой был коротким.

Ошеломленные неожиданным нападением, немцы оказали слабое сопротивление. Большинство из них сдалось в плен. За этот подвиг Василий Ефремович Неменков был награжден орденом Славы 111 степени.

Вспоминая тяжелые годы войны, ветераны, конечно же, в первую очередь говорят о боях, подвигах друзей, о невосполнимых потерях. Но помнят они и будни в перерывах между боями Эти будни тоже были особыми: они были фронтовыми.

Так, Василий Ефремович в армии не расстался насовсем со своей гражданской профессией.

Ремесло — штука въедливая. Уж если засело оно в человеке, то обязательно себя проявит, где бы он ни был. Пригодилось оно Василию Ефремовичу и на военной службе. Не мог оставаться Неменков без любимого дела. И вот в одной из деревень, где стоял полк, зашел он в кузню. Кузнец оказался хорошим человеком, не жадным. Понял тоску солдата по мирному труду. И хотя у самого было негусто с инструментом, нашел, чем помочь товарищу. Из вышедшего из строя оборудования взяли необходимые детали, что-то выправили, что-то сделали заново, подогнали, приладили. И теперь наряду с положенным военным снаряжением у старшего сержанта Неменкова был рабочий инструмент, с которым он не расставался всю войну. Благодаря этому инструменту и своим умелым рукам Неменков пользовался уважением не только у себя в полку, но и у местного населения. Где бы ни стояли — всегда была > нем нужда. Ведро ли починить, чайник залатать — всегда пожалуйста. Знали и командиры про его мастеровую хватку.

Вызывает его однажды командир полка:— «Дело у меня к тебе, Неменнов. Солдаты который месяц в бане не были. Надо во что бы то ни стало помыть полк. А как это сделать — подумай сам.

— Есть подумать, товарищ полковник.

Плохо спал Неменков а ту ночь, ворочался с боку на бок. В ушах звенел голос комполка: «Надо помыть полк... во что бы то ни стало помыть полк». Но как? Нужна баня. А как сделать баню в полевых условиях? Пол, стены заменит брезент — с брезентом полковник обещал помочь. Но самое главное, где взять печь, да не одну — как-никак около тысячи человек в полку. В полусне-полудреме прошла ночь. Истомился солдат. Тем не менее наутро ок уже твердо знал, что делать. Спросив разрешения у комбата, отправился в деревню, раздобыл кровельное железо — хорошие трубы из него выйдут. Но главное — печки. Еще ночью, прикидывая, из чего бы их сделать, он остановил выбор на бочках из-под горючего- Выход найден. Лучшего материала не придумаешь. А как приспособить бочки под печки — дело умелых рук да смекалки. Баня удалась на славу. Бойцы долго благодарили потом Василия Ефремовиче.

А Анатолий Иванович благодаря своей смекалке даже получил медаль «За отвагу» — свою первую награду.

Ему поручили сделать волокуши.

По замыслу командования на этих волокушах танки должны были перевозить пехоту через переднюю линию фронта. Вся сложность заключалась в том, как согнуть металлический лист? Времени на долгие размышления не было. И Баланин нашел выход: лист клали одним концом на бревна, а с другого на него наезжал трактор. Под тяжестью гусениц лист толщиной 8 мм становился податливее бумаги.

«Танковый транспорт» для пехоты получился. Простое дело, казалось бы,— волокуша. А скольким людям жизнь спасла, скольким танковым прорывам помогла!

Мастеровитость, активность, изобретательность — отличительная черта друзей. Удивительные люди, эти ветераны. Вроде бы в таком возрасте, когда, как говорят, можно было бы и на покой, а они уступать место в трудовом строю никому не собираются. И еще молодым дадут фору. А главное, всей своей жизнью показывают — им есть «делать жизнь с кого».

Я фотографировал ветеранов и думал: скоро у них великий праздник. Мысленно представил их со всеми наградами. У Анатолия Ивановича — орден Отечественной войны II степени. Красной Звезды, Красного Знамени, медали. У Василия Ефремовича орден Славы 111 степени и тоже медали.

А после праздника в цветущих садах они снова будут хлопотать у своих ульев. Запах меда, мерный гуд пчел, новые заботы, волнения, удачи.

Ветераны всегда в строю.

Д. РОГОЖКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *