Все о пчеле-трутовке

Людмиле Ивановне Перепеловой — известному ученому-биологу — исполнилось 90 лет. Прожита большая жизнь, полная труда и увлеченного научного поиска.

На своем творческом пути она встречалась с выдающимися представителями отечественной пчеловодной науки — профессором Г. А. Кожевниковым, академиками И. А. Каблуковым и Н. М. Кулагиным, А. С. Буткевичем, К. А. Горбачевым, А. Ф. Губиным, В. В. Алпатовым, П. М- Комаровым, сотрудниками Измайловской опытной пасеки и Научно-исследовательского института пчеловодства.

ПОЗДРАВЛЯЕМ С 90-ЛЕТИЕМ

Людмиле Ивановне Перепеловой — известному ученому-биологу — исполнилось 90 лет. Прожита большая жизнь, полная труда и увлеченного научного поиска.

На своем творческом пути она встречалась с выдающимися представителями отечественной пчеловодной науки — профессором Г. А. Кожевниковым, академиками И. А. Каблуковым и Н. М. Кулагиным, А. С. Буткевичем, К. А. Горбачевым, А. Ф. Губиным, В. В. Алпатовым, П. М- Комаровым, сотрудниками Измайловской опытной пасеки и Научно-исследовательского института пчеловодства.

«Я счастлива,— говорит Людмила Ивановна,— что мой путь в науку начинался под руководством такого всесторонне образованного человека, эрудированного ученого, крупнейшего зоолога, видного общественного деятеля, человека с большим добрым сердцем — профессора Кожевникова. Светлая личность этого человека в течение всей моей жизни была для меня образцом в труде».

В своем научном творчестве Людмила Ивановна поднимала актуальные вопросы, имевшие большое значение для теории и практики пчеловодства.

В работе она неутомима и до сих пор отдается ей всей душой. «Постоянным моим девизом было: сделать как можно больше и как можно лучше».

Более 50 научных работ, несколько брошюр и книг принадлежат перу Л. И. Перепеловой.

Пчеловодная общественность страны горячо и сердечно поздравляет Людмилу Ивановну со славным юбилеем и желает ей доброго здоровья на долгие годы.

Ниже мы публикуем открывки из некоторых статей Л. И. Перепеловой, в которых она описывает сделанные ею открытия.

«22 апреля 1926 года в день выставки пчел Тульской опытной пчеловодной станции из омшаника при наблюдении первого облета обратило внимание крайне ненормальное поведение пчел в семье № 132. Пчелы в большом количестве выползали из улья на прилетную дотеку, но взлетать не могли и падали на землю, где они ползали и собирались в кучки. Ползающие пчелы взяты в лабораторию на исследование.

 

Сначала исследовалась нагрузка задней кишки, затем был установлен процент зараженности нозематозом, но ни одно из этих исследований не дало оснований предполагать в них причину описанного странного поведения. Очевидно было, что причина в чем-то другом. С этой целью решено было исследовать все внутренние органы. Вскрытие первой же пчелы показало болезненное состояние грудных трахей, которые вместо обычного белого блестящего цвета были почти коричневыми и, как обнаружилось после разрушения стенки трахей, были наполнены мелкими живыми существами, совершающими медленные движения. Вскрытие нескольких десятков пчел из больной семьи убедило нас, что мы имеем гаше дело с одним из паразитических клещей. Только что начатое изучение паразита и его биологии продолжается».

«Через 5 дней после удаления матки, независимо от возраста пчел, половые органы их начинают изменяться, т. е. замечается в большей или меньшей степени вздутие яйцевых трубочек. На 9-й день безматочности изменение в яичниках становится сильнее — появляются яйцевые и желточные камеры, а при следующем исследовании встречаются яичники труто-вочного типа во всех группах пчел...

О времени появления в семье физиологических трутовок мы знаем мало. Литературные данные по этому вопросу ограничены и основаны большей частью на случайных наблюдениях. Наши специальные наблюдения в этой области над слабой безматочной семьей показали, что яйцекладущие пчелы в ней появились через 28 дней после отнятия матки. Безусловно, этот промежуток может сильно колебаться в зависимости от разных причин...

Работы над анатомическими трутовками показали, что их число в семье громадно, в некоторых случаях оно достигает 80—90 процентов...

Пчела-трутовка тратит на откладывание одного яичка в среднем около 78,8 секунды, т. е. почти в 8 раз больше, чем матка, которая, как известно, употребляет на это около 10 секунд. Размах затрачиваемого времени колеблется от 40 до 120 секунд, чего в работе матки не наблюдается. Это интересное явление можно предположительно объяснять различной степенью развития органов воспроизведения и мускулатуры влагалища у трутовки и матки.

Следя за процессом откладывания яиц трутовками, невольно останавливается внимание на оригинальном их поведении и манерах. Пчела-трутовка, в противоположность матке, перед откладыванием яичка начинает сильно суетиться, быстро бегать по соту, заглядывать в ячейки, этим последним напоминая матку, и, найдя подходящую ячейку, останавливается возле нее. Скоро она опускает брюшко в ячейку, опираясь о ее края крылышками и передними ножками. Пробыв так продолжительное время, трутовка не совершает брюшком вращательных движений, которые делает матка, выходит из ячейки, опираясь на передние ножки.

 

По выходе из ячейки в большинстве случаев трутовки подвергаются чистке со стороны других пчел. Иногда они ищут места для откладывания нового яичка или же начинают исполнять обязанности нормальных работниц, т. е. чистят себе подобных трутовок, обычных пчел, вентилируют и т. д. Перерывы между кладкой весьма различны — от нескольких минут до трех часов. Часто во время длительных перерывов трутовки вылетают из улья, но на короткое время, иногда же они подолгу задерживаются на воле и тогда возвращаются с обножкой. Следовательно, эти наблюдения еще раз подтвердили, что не только анатомические трутовки, но и физиологические летают за взятком». (Из статьи «Из биологии яйцекладущих пчел-трутовок»» «Опытная падосе», Nt 1—2, г.)

«Точный учет работы матки в семье, готовящейся к роению, и анатомическое исследование пчел этой семьи выявили
определенную зависимость между работой матки и развитием трутовок.

Оказалось, что начало развития трутовок совпадает с началом понижения деятельности матки, и ко времени роения, .когда в улье имелось только 2015 ячеек непечатного расплода, число трутовок достигло 30 процентов. В дальнейшем, в присутствии молодой неплодной матки, рост трутовок продолжается».

{Из статьи «Трутовки, червление матки и роении», «Опытная пасека», На 5—6}

«При кормлении пчелами трутней мы наблюдали следующее: первую порцию корма трутень получает через несколько минут после *мхода из ячейки« Затем он долгое время сидит на рамке с расплодом лли запасами. После одного-двух часов пребывания в таком состоянии, он начинает медленно двигаться по рамке и шевелить усиками, протягивая хоботок к проходящим пчелам. Покормившись от одной или двух пчел я течение 3—4 минут от каждой, трутень редко переходит на другое место, чаще остается здесь же в спокойном состоянии до следующего кормления или до облета, когда трутни проявляют максимум еврей подвижности. Такая картина наблюдается до изгнания трутней из улья, когда пчелы совсем перестают их кормить.

До периода изгнания трутней из улья самостоятельного их питания запасами меда или перги ни разу не наблюдалось. Кормилицами трутней являются пчелы в возрасте от 8 до 14 дней».

(Из статьи «Материалы по биологии пчеп», «Опытная пасека»)

Свою историю в нашей стране акара-пидоз ведет с 1926 г., когда на пасеке Тульской опытной станции пчеловодства в больных неизвестной болезнью пчелиных семьях были обнаружены клещи.

Сразу же начались поиски эффективной методики исследования пчел на это заболевание. К тому времени уже было известно нескольдо методов из зарубежного опыта. Необходимо было выбрать наиболее подходящие из них для наших условий.

Работами сотрудников Тульской станции было установлено, что акарапидоз не имеет ярко выраженного сезонного характера; изучены пути распространения болезни в семье, не пасеке и за ее пределами, возраст пчел, подверженных, заболеванию, условия, способствующие и тормозящие развитие акарапидоза. Много времени уделялось исследованию образцов пчел из разных зон страны.

Весть о появлении новой болезни пчел взволновала и пчеловодов, и работников науки, которые приступили к ее изучению. Общими усилиями в первые же годы было выявлено семь очагов болезни, расположенных в равных климатических зонах. Этот факт сильно встревожил сотрудников Тульской станции, которые поставили своей первейшей задачей изыскание средств для пресечения путей распространения акарапидоза на благополучные пасеки. К этому времени английские исследователи уже предложили два лечебных препарата против клеща Акарапис Вуди — метилсалицилат и жидкость Фроу. Оба они получили самую высокую оценку специалистов. Одновременно с освоением зарубежных средств в лабораторных условиях против акарапидоза был испытан газ двуокиси азота.

Материалы по акарапидозу печатались в журнале «Опытная пасека». Сотрудники Тульской станции выступали с лекциями и докладами об этой болезни на собраниях и совещаниях пчеловодов, на съездах биологов, в обществе испытателей природы.

В инструкцию по болезням пчел вошел такой пункт: «При акарапидозе пчелы и соты с расплодом сжигаются немедленно по установлении болезни». Этот жестокий приговор сильно изволновал меня. Увеличилось желание продолжить поиски такого лечебного средства, которое позволило бы избежать уничтожения пчел. Снова начались опыты. И сожалению, эта работа осталась незаконченной.

Крупнейшим событием тех лет была передача охраны здоровья пчел ветеринарной системе.

В 1933 г. случай снова привел меня к работе по акарапидозу. 8 том году летом Воронежская контора пчеловодства проводила месячник по борьбе с болезнями пчел.   

Результаты рекогносцировочных опытов были подвергнуты широкой проверке в условиях производства на пасеках наиболее неблагополучных по акарапидозу районов. Общими усилиями были подвергнуты лечению жидкостью Фроу 2234 пчелиных семьи, из них 93,3 % оздоровлено. В летние наиболее благоприятные периоды был применен метилсалицилат на 7700 семьях, из которых выздоровело 96%.

 

В условиях тех лет нелегко было выполнить такую работу. Чтобы проводить такую большую работу, нужны были специалисты. Их подготовка была организована в г. Калаче, где проходили курсы инструкторов пчеловодства. Основная задача курсов заключалась я практическом ознакомлении инструкторов с методами лечения акарапидозных пчел. В их организации и работе огромную роль сыграл А. Г, Криулин, впоследствии много лет проработавший старшим зоотехником по пчеловодству.

Памятным событием было появление 27 марта 1940 г. новой инструкции по болезням пчел. В ней пункт старой инструкции об уничтожении акарапидозных пчел заменен новым: «На акарапидозных пасеках под руководством специально подготовленного персонала проводить лечение акарапидоза видоизмененной жидкостью Фроу или метилсалици-латом, согласно наставления». Этот пункт обрадовал нас и заставил усилить поиски новых средств против болезни.

В 1940 г. была издана моя брошюра «Акароз пчел и борьба с ним», которая явилась итогом работы по акарапидозу.

 Спустя 20 лет в журнале «Пчеловодство» № 6 за 1960 г. появилась статья научного сотрудника Института пчеловодства В. С. Самышкиной «Испытание лечебных препаратов при акарапидозе». Ее автор провела большую работу по испытанию всех известных в то время акарицидных препаратов на акарапидозных пасеках Воронежской (1957 г.) и Крымской (1958 г.) областей. На основании полученных результатов она писала: «Лучший эффект дает фольбекс при применении его восемь раз через каждые шесть дней. Хорошие результаты получены от жидкости Фроу и нитробензольной смеси, но они огнеопасны и вызывают воровство пчел. Менее выраженный терапевтический эффект получен от применения метил-салицилата». Учитывая некоторые недостатки зарубежных лечебных средств прЪтив акарапидоза, В. С. Самышкина с 1959 г. занялась поисками нового, наиболее эффективного препарата для лечения пчел от болезни. Эти опыты подробно описаны автором в ж. «Пчеловодство» № 4 за 1963 г.

В 1965 г. в журнале «Пчеловодство» № 3 появилась обстоятельная статья научного сотрудника " Крымской научно-исследовательской ветеринарной станции Е. И. Скрылник «Испытание тедиона при акарапидозе пчел». Неутомимая исследовательница испытала более 20 химических отечественных и зарубежных препаратов. Поиски привели ее к тедиону — средству из группы аэрозольных препаратов. Большой вклад в изучение и разработку мер борьбы с акарапидозом на Украине внес Ф. М. Алексеенко.  Труды этого энтузиаста позволили составить рекомендации по борьбе с акарапидозом на Украине.

Много труда вложил в изучение акарапидоза проф. В. И. Полтев. В 1948 г. он предложил для лечения пчел чистый нитробензол, а несколько позднее разработал новую методику исследования пчел на акарапидоз.

Большое внимание уделялось пропаганде знаний по акарапидозу после Великой Отечественной войны. Во многих сельскохозяйственных и зооветеринарных вузах, техникумах, школах пчеловодства и на пчеловодных курсах читались лекции по акарапидозу, издавались плакаты, листовки, брошюры. Докладывали об этой болезни на конференциях, пленумах, семинарах, совещаниях по болезням пчел, проводившихся в Москве, Ленинграде, Киеве, Краснодаре, Новосибирске, Уфе. Использована для этого и высокая трибуна международных.конгрессов по пчеловодству. Большое внимание уделял пропаганде знаний об акарапидозе журнал «Пчеловодство».

Сейчас инструкция предлагает лечить пчел, пораженных акарапидозом, только одним фольбексом.

Многолетний совместный труд по акарапидозу ветеринарных и пчеловодных работников увенчался ощутимыми успехами. За истекшие 60 лет значительно увеличились наши знания о сущности акарапидоза, его возбудителе, создана огромная сеть диагностических лабораторий, подготовлены высококвалифицированные специалисты, найдены эффективные средства лечения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *